Башевис-Зингер Исаак

Средняя оценка: 8 (2 votes)
Полное имя автора: 
Исаак-Башевис Зингер, Isaac Bashevis Singer

Этнический еврей, родившийся в Польше и получивший славу писателя, уже имея статус гражданина Соединённых Штатов. В одном интервью Зингер сказал:
«Когда я сажусь писать, я не говорю себе: «Вот сейчас я буду писать еврейский рассказ». Как француз, приступающий к строительству дома во Франции, не говорит: «Вот я буду строить французский дом». Он просто строит дом для себя, своей жены, своих детей. Так и я, садясь писать, пишу о людях. Но так как евреев я знаю лучше, чем других людей, то мои герои и все население моих произведений – евреи. И говорят они на идиш. Среди этих людей я чувствую себя уютно. Мне с ними хорошо, мы друг друга понимаем и эти люди мне очень интересны. Но не потому, что они – евреи, а потому, что через них я могу выразить то, что важно для всех нас: писателей и читателей во всем мире – Любовь и предательство, надежды и разочарования».

Информация об авторе
Даты жизни: 
14 июля 1904, Леончин, Польша – 24 июля 1991, Майами, Флорида
Язык творчества: 
идиш
Страна: 
США, Польша, Израиль
Творчество: 

Тексты:
в библиотеке Мошкова;
в библиотеке TheLib.ru;
в библиотеке Books4all.ru;
в библиотеке vbooks.ru в библиотеке knigu.kachaykachay.ru;
в библиотеке ЛибЛив;
в библиотеке fictionbook.ru;
на Книжной Полке Марка Блау
в переводах Самуэля Чефраса, несколько десятков рассказов, автобиографический очерк;
книга рассказов, тексты.

Отдельные произведения:

Биография: 
___________________

Американский прозаик польского происхождения Исаак Башевис Зингер (настоящее имя Ицек-Герц Зингер), писавший на идиш, родился в маленькой деревушке Леоцин под Варшавой. Согласно одним источникам, дата его рождения - 14 июля, другим - 26 октября. Исаак был третьим из четырех детей Батшебы (Зильберман) Зингер, дочери ортодоксального раввина, и Пинчоз-Менде-ля Зингера, раввина хасидской школы. Отец придерживался мистического иудаизма, а мать при всей своей набожности была скептической рационалисткой. От отца Зингер слышал истории об ангелах и демонах, а от матери - семейные предания. Когда Исааку исполнилось четыре года, вся семья переехала в Варшаву и осела в еврейском квартале, где отец стал раввином, зарабатывая на жизнь службой в Бет-Дин (еврейском суде). В приходской школе Зингер изучал еврейские законы по иудейским и арамейским текстам, а в свободное время читал на идиш книги по естественным наукам, политике и экономике, а также литературную классику, особенно произведения русских прозаиков XIX в. Многие книги давал ему старший брат Израиль Джошуа, писатель, отказавшийся от хасидизма и являвшийся сторонником модернизации иудаизма, его интеграции в западную культуру. В 1917 г. Зингер едет с матерью в Билгорай, в ее родную деревню на востоке Польши, которая практически не изменилась со времен средневековья. Прожив там 4 года, мальчик наблюдал жизнь еврейского местечка, впитывал в себя его нравы и обычаи. 'Я имел возможность видеть прошлое таким, какое оно было, - писал впоследствии Зингер. - Казалось, время повернуло вспять. Я жил еврейской историей'. Когда в 1920 г. отец Зингера получил пост раввина в польском городке Джикув, юноша убедил родителей отпустить его в Варшаву при условии, что он поступит в иудейскую духовную семинарию и получит духовное образование. Однако, проучившись в семинарии всего несколько месяцев и недолго пожив с семьей в Джикуве, Зингер возвращается в Билгорай, где зарабатывает себе на жизнь уроками иврита. В 1923 г. Зингер вновь возвращается в Варшаву и живет там в течение 12 лет, поначалу работая корректором в 'Литературных листах' ('Literarische Bletter'), еврейском литературном журнале, редактируемом его братом Израилем Джошуа Зингером. В эти годы молодой человек много читает, особенно интересуется философией, физиологией, психологией, естественными и оккультными науками, пробует свои силы в прозе. В 1927 г. в 'Литературных листках' появляется первый рассказ Зингера 'В старости' ('Oyf der Elter') под псевдонимом Tee. Второй рассказ начинающего писателя 'Женщина' ('Vayber') был напечатан в следующем году за подписью Исаак Башевис (буквально: 'сын Батшебы'). В течение последующих 5 лет Зингер продолжает писать короткие рассказы для еврейских газет и журналов, а на жизнь зарабатывает переводами с немецкого на идиш криминальных романов, а также произведений Кнута Гамсуна, Томаса Манна и Эриха Марии Ремарка. В 1932 г. вышел в свет роман брата Зингера, Израиля Джошуа, 'Грешник', и его пригласили на работу в редакцию нью-йоркской еврейской газеты 'Джуиш дейли форвард' ('Jewish Daily Forward'). Израиль Джошуа принял приглашение и эмигрировал в США, а младший брат остался без наставника. Тем не менее Исаак Башевис продолжает писать и в 1933 г. становится заместителем редактора литературного журнала 'Глобус' ('Globus'), в котором публикуются его рассказы, а затем и первый роман 'Сатана в Горай' ('Der Soten in Goray'), печатавшийся в журнале в течение 1934 г. и вышедший отдельной книгой в 1943 г. 'Сатана в Горай', по мнению ряда критиков, лучший роман писателя, навеян воспоминаниями автора о днях, проведенных в Билгорае. В романе, действие которого происходит в еврейском местечке XVII в., рассказывается о дьявольском наваждении в небольшой хасидской общине. Эта история, как заметил английский критик Тед Хьюз, 'является емкой метафорой культурного краха, который разрушил духовные принципы и отбросил наш век в болото циничного материализма'. 30-е гг. стали для Зингера временем тяжких испытаний. Его жена Руня, коммунистка, уехала в СССР, забрав с собой их сына Израиля. В это же время к власти в Германии пришли нацисты. Опасаясь антисемитской политики Гитлера, Зингер в 1935 г. покидает Варшаву и уезжает к брату в США, где поселяется в Бруклине и работает нештатным сотрудником газеты 'Джуиш дейли форвард'. В течение последующих десяти лет Зингер испытал творческий кризис, вызванный отчасти бедностью, а отчасти культурной дезориентацией и неуверенностью в завтрашнем дне, а так же будущим языка идиш в США. Роман 'Мессианствующий грешник' ('Messiah the Sinner', 1937), который печатался серийными выпусками в Нью-Йорке, Варшаве и Париже, сам Зингер считал неудачным. В 1940 г. Зингер женится на Альме Вассерман, эмигрантке из Германии, двумя годами позже переселяется из Бруклина в Вест-Сайд (Манхэттен), становится штатным сотрудником газеты 'Форвард' ('Forward'), подписывая свои статьи псевдонимом Исаак Варшавский. В 1943 г. Зингер получает американское гражданство, а еще через два года вновь начинает писать. В 1944 г. в связи со смертью Израиля Джошуа, который в писательской среде был тогда известнее брата, Зингер вторично переживает творческий кризис. Смерть старшего брата он назвал 'величайшим несчастьем' всей своей жизни. Тем не менее в следующем году Зингер начинает работу над 'Семьей Москат' ('Di Familye Mushkat'), первым из трех реалистических социальных романов, который печатался с 1945 по 1948 г. в газете 'Форвард' и рассказывал о моральном разложении варшавских евреев после оккупации Польши гитлеровскими войсками. Двухтомник романа на идиш и однотомник на английском языке появились почти одновременно - в 1950 г. В эти же годы в качестве своеобразной прелюдии к 'Семье Москат' Зингер начинает писать произведение, охватывающее последние четыре десятилетия XIX в., время, когда польские евреи начинают покидать средневековые гетто ради суматошной жизни современного индустриального общества. Этот роман с 1953 по 1955 г. печатается в газете 'Форвард', а затем переводится на английский язык и выходит двумя отдельными книгами: 'Усадьба' ('The Manor', 1967) и 'Имение' ('The Estate', 1969). Когда 'Семья Москат' появилась в английском переводе, круг читателей Зингера значительно расширился, а после публикации в журнале 'Партизан-ревью' рассказа 'Гимпл-дурень' ('Gimpel Tarn') в переводе с идиш Сола Беллоу к писателю пришло признание. Герой рассказа 'Гимпл-дурень' - деревенский юродивый, чудак, который верит всему, что ему говорят, и которого без труда обманывают соседи. 'Нет сомнений, что наш мир - это воображаемый мир, - говорит Гимпл. - Но чтобы попасть в воображаемый мир, надо пройти через мир реальный'. В это время произведения Зингера привлекают внимание Сесил Хемли, редактора 'Нундей-пресс', которая помогает писателю публиковать их в солидных американских литературных журналах. В 1955 г. издательство 'Нундей-пресс' выпустило в английском переводе роман 'Сатана в Горай', получивший положительные отклики критики, а еще через два года вышел в свет и имел большой успех первый сборник рассказов Зингера на английском языке 'Гимпл-дурень и другие рассказы'. В последующие два десятилетия Зингер печатает множество рассказов, несколько романов, четырехтомную автобиографию и полтора десятка книг для детей. Главный герой романа 'Люблинский чародей' ('Der Kunsmakher fun Lublin'), написанного в 1958 г. и переведенного на английский язык в 1960 г., - обаятельный 'чародей' и волокита, раскаивающийся в конце концов в своих многочисленных прегрешениях. Во второй сборник рассказов Зингера 'Спиноза с Маркет-стрит' ('Der Spinozisti Dertsey-lung', 1961) вошли некоторые ранее публиковавшиеся рассказы, действие которых происходит в польском гетто после второй мировой войны. Любовный роман 'Невольник' ('Knekht', 1962), история из еврейского быта средневековой Польши, сразу же стал бестселлером. Когда же в английском переводе были опубликованы лучший, по мнению критиков, сборник рассказов Зингера 'Друг Кафки и другие рассказы' ('A Friend of Kafka and Other Stories', 1970) и роман 'Шоша' ('Shosha', 1978), где писатель вновь обращается к темам невинности, любви и раскаяния, авторитет писателя возрос еще больше. В 1964 г. Зингер становится первым почетным членом Национального института искусств и литературы, который пишет не на английском языке. Через 5 лет писатель получает Национальную книжную премию по детской литературе за автобиографические очерки 'День удовольствий. Истории о мальчике, выросшем в Варшаве' ('Day of Pleasure: Stories of a Boy Growing Up in Warsaw'). На вопрос, почему он пишет для детей, Зингер ответил, что 'дети еще верят в Бога, семью, ангелов, чертей, ведьм, домовых...'. Нобелевская премия по литературе 1978 г. была присуждена Зингеру 'за эмоциональное искусство повествования, которое, уходя своими корнями в польско-еврейские культурные традиции, поднимает вместе с тем вечные вопросы'. Представитель Шведской академии Ларе Йюлленстен назвал Зингера 'бесподобным рассказчиком и стилистом, мастером и волшебником'. Особо были отмечены книги автора, действие которых происходит в средневековье. 'Именно в исторических произведениях искусство Зингера проявилось в полной мере, - сказал Йюлленстен. - В литературный пантеон вошли многие из его исторических персонажей: мечтатели и мученики, личности ничтожные и благородные'. В своей Нобелевской лекции Зингер сказал, что рассматривает награду как 'признание идиш - языка изгнания, языка без земли, без границ... языка, в котором нет слов для выражения таких понятий, как 'оружие', 'амуниция', 'муштра', "тактика боевых действий"'. 'Идиш, - продолжал, отмечая неизменность еврейских традиций, писатель, - это мудрый и скромный язык запуганного, однако не теряющего надежд человека'. Критики относятся к произведениям Зингера по-разному. Называя Зингера 'простым писателем как по форме, так и по содержанию', американский исследователь Роберт Алтер отказывается считать его современным писателем. Для Тэда Хьюза главной темой модернизма является отношение человека к Богу. 'Зингер, - замечал Хьюз, - поднимает свою нацию до символа и в результате пишет не о евреях, а о человеке во взаимосвязи с Богом'. По мнению американского литературоведа Ричарда Бергина, ясность прозы Зингера в сочетании с его метафизическими и гносеологическими корнями роднят его с такими писателями модернистской ориентации, как Франц Кафка и Хорхе Луис Борхес. Открывший Зингера американский исследователь Ирвинг Хоу указывает вместе с тем и на некоторые слабые стороны писателя: 'В своей тематике Зингеру нет равных, однако он повторяется, играет один и тот же мотив снова и снова...' Если один из рецензентов, Джон Саймон, обращает внимание на бесконечные повторы в книгах Зингера, то другой, Джон Гросс, восторгается непревзойденным мастерством рассказчика, у которого 'нет слабых мест'. 'Когда я был мальчиком и рассказывал разные истории, меня звали лгуном, - вспоминал Зингер в одном интервью через несколько лет после получения Нобелевской премии. - Теперь же меня зовут писателем. Шаг вперед, конечно, большой, но ведь это одно и то же'. 'Если опытом не делиться, то кому этот опыт нужен', - заключил писатель.

/Текст биографии взят отсюда/

_____________________________________________________________________

Биография писателя в Интернет:

  • Работы (16)
  • Исаак-Башевис Зингер

    Где Вы их находите?

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    Ну, Зингера, в отличие от Перл Бак найти полегче. Его произведения хотя бы переводятся. А если вы заметили, то в большей степени я добавляю Нобелевских лауреатов. Не потому, что для меня это главный показатель, хотя, безусловно, само по себе её вручение говорит о многом. И если в момент её учреждения была заметна некоторая проскандинавская направленность в выборе лауреата, то позже её получали представители довольно-таки экзотических в литературном смысле государств (Тринидад и Тобаго, Нигерия, Чили, Колумбия, ЮАР и т.д.). Я посчитал, что игнорировать лауреатов не стоит и решил добавить некоторых из них. В особенности тех, кто в большей степени находился в тени за спинами таких гигантов, как Шоу, Киплинг, Голдинг, Хэмингуэй, Фолкнер и т.д.
    Вот только с произведениями многих из них возникают известные сложности: найти их трудно, а порой переводов вообще нет.

    Дедушка Мороз

    \\то позже её получали представители довольно-таки экзотических в литературном смысле государств (Тринидад и Тобаго, Нигерия, Чили, Колумбия, ЮАР и т.д.)\\

    Как Вы думаете, о чем говорит этот странный факт?

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    О похвальном и гуманном желании способствовать развитию мировой литературы в целом, а не только стран с культурной традицией :))) И здесь, действительно, не так уж важен результат. Гораздо менее продуктивно присуждение этой премии, например, Черчиллю. У него и известности, и жизненных благ хватало без писательской славы.

    inkling wrote:О

    inkling wrote:
    О похвальном и гуманном желании способствовать развитию мировой литературы в целом, а не только стран с культурной традицией :))) И здесь, действительно, не так уж важен результат. Гораздо менее продуктивно присуждение этой премии, например, Черчиллю. У него и известности, и жизненных благ хватало без писательской славы.
     
      А Нобель предполагал, что его деньги будут идти иногда на благотворительность недокультурам, не являясь в этом случае "сертификатом качества " лауреата ? )

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    ...раздался громкий шопот с первой парты...))

    тринидад

    тринидад wrote:
    ...раздался громкий шопот с первой парты...))

    Именно так! :))))))

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    тринидаду, я повторяю, зря присудили премию - найпол с него сбежал)

    Дедушка Мороз

    нет ли у Вас в планах Найпола?
    (мне необходимо познакомиться с этим чудаком)

    тринидад

    тринидад wrote:
    нет ли у Вас в планах Найпола?
    (мне необходимо познакомиться с этим чудаком)

     
     Не боишься , что остров придётся потом менять ? )))))

    тринидад

    тринидад wrote:
    нет ли у Вас в планах Найпола?
    (мне необходимо познакомиться с этим чудаком)


    Я его не читал. Поэтому пока не планирую.

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    У Б.-З. хорошие рассказы. Хороша и Нобелевская речь. (больше ничего не читал). Не знаю есть ли они в сети.

    svv wrote:У Б.-З.

    svv wrote:
    У Б.-З. хорошие рассказы. Хороша и Нобелевская речь. (больше ничего не читал). Не знаю есть ли они в сети.

    Я тоже знаком с его творчеством только по рассказам. Мне тоже они нравятся. В библиотеке Мошкова (ссылка приведена на странице подшивки) есть и не только рассказы (например, роман "Шоша").

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    А при чем тут качество? Премия-то - за гуманистические достижения. Хорошо, если они с качеством совпадают или к нему приближаются. И что значит "недокультуры"? Таких не бывает :)) Есть разные цивилизации со своим мышлением и опытом, что блестяще доказывал еще Леви-Стросс.

    За что дают.

    Всё таки Нобель хотел качества от лауреата , а не гуманизма непонятного :
    " Сказанное относительно назначения предусматривает, что призовой фонд должен делиться на пять равных частей, присуждаемых следующим образом: одна часть – лицу, которое совершит наиболее важное открытие или изобретение в области физики; вторая часть – лицу, которое добьется наиболее важного усовершенствования или совершит открытие в области химии; третья часть – лицу, которое совершит наиболее важное открытие в области физиологии или медицины; четвертая часть – лицу, которое в области литературы создаст выдающееся произведение идеалистической направленности; и наконец, пятая часть – лицу, которое внесет наибольший вклад в дело укрепления содружества наций, в ликвидацию или снижение напряженности противостояния вооруженных сил, а также в организацию или содействие проведению конгрессов миролюбивых сил. " - из его завещания.

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    а что значит "идеалистическая направленность"?

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак
    "идеалистическая направленность"?

    В своем завещании Нобель декларирует, что для присуждения премии по литературе «идеалистическая направленность» должна быть достаточным условием. Это неопределенное выражение имело различные аргументированные объяснения. В произведении «Нобель, человек и его премии», написанном в 1962 г. Андерсом Эстерлингом, последним секретарем Шведской академии, говорится: «То, что он в действительности подразумевал под указанным термином, возможно, было связано с произведениями гуманитарного и конструктивного характера, которые, подобно научным открытиям, могли бы рассматриваться в качестве вклада в прогресс всего человечества». В наши дни Шведская академия уже воздерживается от каких бы то ни было толкований данного выражения.
      http://www.laureat.ru/

    Лок

    Большое спасибо за ссылки! Обязательно добавлю. Вот прямо сейчас это и сделаю.

    Лок

    Ссылки хорошие. Но добавил не все, потому что многие из них ведут к его отдельным рассказам. Они пригодятся, когда я или кто-нибудь (кто захочет) будут добавлять подшивки его произведений. Спасибо.

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    пожалуйста, о чем речь..)

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    нет ли у кого мнения, что имеет смысл почитать (желательно из рассказов) помимо того что есть здесь?

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    похоже в Интернете выложены не самые лучшие рассказы: так, у меня сборник его рассказов (+нобелевская речь) в переводе с английского Брумберг - Суббота в Лиссабоне, там ни одного рассказа из Интернета, в то же время и в Интернете нет ни одного рассказа из этого сборника. Судя по базе Имхонета существует ещё один перевод примерно того же набора рассказов.
    Кстати, на английский рассказы Башевиса Зингера переводил Сол Беллоу - тоже нобелевский лауреат.

    Ответ: Башевис-Зингер Исаак

    вот я и думаю какой бы бумажный сборник купить с оказией