Мандалай

Средняя оценка: 8.2 (12 votes)
Полное имя автора: 
Киплинг Редьярд Джозеф

Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне,
Смотрит на море девчонка и скучает обо мне.
Голос бронзы колокольной кличет в пальмах то и знай:
"Ждем британского солдата, ждем солдата в Мандалай!
Ждем солдата в Мандалай,
Где суда стоят у свай,
Слышишь, шлепают колеса из Рангуна в Мандалай!
На дороге в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!"

Супи-Ёлат звать девчонку, имя царское у ней!
Помню желтую шапчонку, юбку, травки зеленей.
Черт-те что она курила - не прочухаться в дыму,
И, гляжу, целует ноги истукану своему!
В ноги падает дерьму,
Будда - прозвище ему.
Нужен ей поганый идол, как покрепче обниму
На дороге в Мандалай...

В час, когда садилось солнце и над рисом стлалась мгла,
Для меня бренчало банджо и звучало: "Кулло-ла!"
А бывало, что в обнимку шли мы с ней, щека к щеке,
Поглядеть на то, как хати лес сгружают на реке,
Как слоны бредут к реке
В липкой тине и песке,
Тишь такая - слово стынет у тебя на языке
На дороге в Мандалай...

Это было все да сплыло, вспоминай не вспоминай.
Севши в омнибус у Банка, не доедешь в Мандалай.
Да, недаром поговорка у сверхсрочников была:
"Тем, кто слышит зов Востока, мать-отчизна не мила".
Не отчизна им мила -
Пряный дух, как из котла,
Той земли, где плещут пальмы и звенят колокола
На дороге в Мандалай...

Я устал трепать подметки по булыжной мостовой,
А от лондонской погодки ломит кости не впервой.
Здесь прислуги целый ворох, пьешь-гуляешь без забот,
Дурь одна в их разговорах: кто любви-то ихней ждет?
Жидкий волос, едкий пот...
Нет, меня другая ждет,
Мой душистый, чистый цветик у бездонных, сонных вод
На дороге в Мандалай...

Там, к востоку от Суэца, злу с добром - цена одна,
Десять заповедей - сказки, и кто жаждет - пьет до дна,
Кличет голос колокольный, и привольно будет мне
Лишь у пагоды старинной, в полуденной стороне
На дороге в Мандалай,
Где суда стоят у свай,
- Мы кладем больных под тенты и идем на Мандалай
О, дорога в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!

(пер. Исидора Гнингольца)

                    * * *

В Моулмейне, возле моря, - в Бирме, чертовой стране, -
Очень славная девчонка крепко сохнет обо мне.
Ветер в пальмах подвывает, колокольный слышен лай:
"Эй, солдатик, возвращайся, возвращайся в Мандалай!»
Старый наш дырявый флот
К Мандалаю держит ход:
Слышь, как чухают колеса – из Рангуна вверх он прет!
В Мандалае красота,
Рыб летучих дочерта,
И громами из Китая рвется в клочья темнота!

 

Имечко у той девчонки – говорится: Супьялат.
Юбка драная, шапчонка и косой зовущий взгляд.
Самосад она смолила - дух такой, что просто страсть,
И все время норовила в ноги идолу упасть.
Буддой звать того божка, -
Грязен весь, в цветах башка, -
В алтаре я девку чмокнул, пусть помолится пока!
По дороге в Мандалай…

 

Еле-еле над полями провертело солнце мглу,
А она щипала струны и тянула: «Кул-лу-лу!»
Шли – в обнимку и в обжимку, - поглазеть со стороны,
Как на наши пароходы грузят дерево слоны.
Им что перышко – бревно,
Сухо, мокро – все равно.
Тишь кругом стоит такая, что и вякнуть-то грешно.
По дороге в Мандалай…

 

Что за годы укатили – не вернуть, как ни крути.
К Мандалаю с Пикадилли нету посуху пути.
Плел мне в Лондоне служивый, отпахавший десять лет:
«Тем, кто побыл на Востоке, уж другой отрады нет».
Оказалось, вправду так.
Я влюбился, как дурак,
В солнце, в пальмы, в дух чесночный, в колокольный перебряк.
По дороге в Мандалай…

 

Я обшаркал башмаками все булыжные поля,
С моросящего туману кости просят костыля.
И с полсотнею служанок гужевался дотемна.
Про любовь они талдычат, в ней не смысля ни хрена.
Толстомордые квашни,
Про любовь твердят они…
С милой девкою-туземкой их и спьяну не сравни!
По дороге в Мандалай…

 

Худо-бедно, да к востоку от Суэца путь далек.
Моисеевы заветы там пьянчугам невдомек.
Голос меди колокольной – вновь зовет меня она
В Моулмейн, что возле моря, где ленивая волна.
Кличет Мандалай меня,
Там баркасов толкотня,
Там дуреет по палаткам в лихорадке солдатня!
В Мандалае красота,
Рыб летучих дочерта,
И громами из Китая рвется в клочья темнота!

 

(пер. Андея Кроткова)


                    * * *

Смотрит пагода Мульмейна на залив над ленью дня.
Там девчонка в дальней Бирме верно помнит про меня.
Колокольчики лопочут в гуще пальмовых ветвей:
Эй, солдат, солдат британский, возвращайся в Мандалей!

Возвращайся в Мандалей,
Слышишь тихий скрип рулей?
Слышишь ли, как плещут плицы из Рангуна в Мандалей,
По дороге в Мандалей,
Где летучих рыбок стаи залетают выше рей,
И рассвет, как гром, внезапно
Бьёт в глаза из-за морей!

В яркой, как листва, шапчонке, в юбке, жёлтой, как заря...
Супи-Яулат её звали - точно, как жену Царя.
Жгла она какой-то ладан, пела, идолу молясь,
Целовала ему ноги, наклоняясь в пыль да в грязь. 

Идола того народ
Богом-Буддою зовёт...
Я поцеловал девчонку: лучше я, чем идол тот
На дороге в Мандалей!
  
А когда садилось солнце и туман сползал с полей,
Мне она, бренча на банджо, напевала "Кулла-лей",
Обнял я её за плечи и вдвоём, щека к щеке,
Мы пошли смотреть, как хатис грузят брёвна на реке. 

Хатис, серые слоны,
Тик весь день грузить должны.
Даже страшно, как бы шепот не нарушил тишины
На дороге в Мандалей.

Всё давным-давно минуло: столько миль и столько дней!
Да ведь омнибус от Банка не доедет в Мандалей!
Только в Лондоне я понял: прав был мой капрал тогда:
Кто расслышал зов Востока, тот отравлен навсегда! 

Въестся в душу на века
Острый запах чеснока,
Это солнце, эти пальмы, колокольчики, река
И дорога в Мандалей... 

Моросит английский дождик, пробирает до костей,
Я устал сбивать подошвы по булыжникам аллей!
Шляйся с горничными в Челси от моста и до моста -
О любви болтают бойко, да не смыслят ни черта! 

Рожа красная толста,
Не понять им ни черта!
Нет уж, девушки с Востока нашим дурам не чета!
А дорога в Мандалей?...

Там, к Востоку от Суэца, где добро и зло равны,
Десять заповедей к чёрту! Там иные снятся сны!
Колокольчики лопочут, тонкий звон зовёт меня
К старой пагоде Мульмейна, дремлющей над ленью дня.

По дороге в Мандалей.
Помню тихий скрип рулей...
Уложив больных под тенты, как мы плыли в Мандалей!
По дороге в Мандалей,
Где летучих рыбок стаи залетают выше рей,
И рассвет, как гром, внезапно
Бьёт в глаза из-за морей..

 

(пер. Василия Бетаки)

 

                    * * *

Возле пагоды Мульмейна, на восточной стороне,
Знаю, девочка из Бирмы вспоминает обо мне, -
И поют там колокольцы в роще пальмовых ветвей:
Возвращайся, чужестранец, возвращайся в Мандалей.
Возвращайся в Мандалей,
Где стоянка кораблей,
Слышишь, хлопают колеса
Из Рангуна в Мандалей...
На дороге в Мандалей
Бьется рыб летучих стая,
И заря, как гром, приходит
Через море из Китая.

 

В волосах убор зеленый, в желтой юбочке она,
В честь самой царицы Тибау Супи-Яу-Лат названа.
Принесла цветы, я вижу, истукану своему,
Расточает поцелуи христианские ему.
Истукан тот - божество,
Главный Будда - звать его.
Тут ее поцеловал я,
Не спросившись никого.
На дороге в Мандалей...

 

А когда над полем риса меркло солнце, стлалась мгла,
Мне она под звуки банджо песню тихую плела.
На плечо клала мне руку, и, щека с щекой, тогда
Мы следили, как ныряют и вздымаются суда,
Как чудовища в морях,
На скрипучих якорях,
В час, когда кругом молчанье
И слова внушают страх.
На дороге в Мандалей...

 

Это было и минуло, не вернуть назад тех дней,
И не ходят омнибусы мимо Банка в Мандалей!
В мрачном Лондоне узнал я поговорку моряков:
Кто услышит зов с Востока, вечно помнит этот зов,
Помнит пряный дух цветов,
Шелест пальмовых листов,
Помнит пальмы, помнит солнце,
Перезвон колокольцов
На дороге в Мандалей...

 

Я устал сбивать подошвы о булыжник мостовых,
И английский мелкий дождик сеет дрожь в костях моих.
Пусть гуляю я по Стренду с целой дюжиной девиц, --
Мне противны их замашки и румянец грубых лиц.
О любви они лопочут,
Но они не нужны мне, -
Знаю девочку милее
В дальней солнечной стране.
На дороге в Мандалей...

 

От Суэца правь к востоку, где в лесах звериный след,
Где ни заповедей нету, ни на жизнь запрета нет.
Чу! запели колокольцы! Там хотелось быть и мне,
Возле пагоды у моря, на восточной стороне.
На дороге в Мандалей,
Где стоянка кораблей,
Сбросишь все свои заботы,
Кинув якорь в Мандалей!
О, дорога в Мандалей,
Где летает рыбок стая
И заря, как гром, приходит
Через море из Китая...

 

(пер. Елизаветы Полонской)

 

                    * * *

На Восток лениво смотрит обветшалый, старый храм, –
Знаю, девушка-бирманка обо мне скучает там.
Ветер в кронах кличет тихо, колокольный звон смелей:
К нам вернись, солдат британский, возвращайся в Мандалей!
Возвращайся в Мандалей,
Где стоянка кораблей,
Слышишь, плещут их колеса из Рангуна в Мандалей!
Рыб летучих веселей,
На дороге в Мандалей,
Где заря приходит в бухту, точно гром из-за морей.

 

В желтой юбке, в синей шляпке – не забыл ее наряд,
Как царица их носила, имя Супи-Яу-Лат.
В вечер тот она курила, от сигары шел дымок,
Целовала жарко пальцы скверных идоловых ног.
Этот идол, вод беда,
Ихний главный бог Будда,
Но о нем, меня завидев, позабыла навсегда
На дороге в Мандалей…

 

Полз туман над полем риса, солнце медленно брело,
Банджо взяв, она играла, напевала “Кулло-Ло!”
На закате, прижимаясь горячо к щеке щекой,
Шла со мной смотреть на хати, тик грузивших день-деньской.
На слонов, что день-деньской
Носят доску за доской
Слово молвить было страшно, так недвижен был покой
На дороге в Мандалей…

 

Все давным-давно минуло, и прошло немало дней,
А из Лондона не ходят омнибусы в Мандалей;
И теперь я понимаю, что солдаты говорят:
“Кто услышал зов Востока, тянет всех туда назад”.
Тянет всех туда назад,
В пряный, пьяный аромат,
В край, где солнце, и заливы, и колокола гремят,
На дороге в Мандалей…

 

Мне противно рвать подошвы о каменья мостовых,
И от мороси английской ломота в костях моих.
Сколько хочешь здесь служанок, но по мне они не в счет;
О любви они болтают, ну и глупый же народ!
Руки-крюки, в краске рот,
Ну и глупый же народ.
Нет, меня в стране зеленой девушка, тоскуя, ждет.
На дороге в Мандалей…

 

За Суэцом, на Востоке, где мы все во всем равны,
Где и заповедей нету, и на людях нет вины,
Звоном кличут колокольни: о, скорее быть бы там,
Где стоит на самом взморье обветшалый старый храм.
На дороге в Мандалей,
Где стоянка кораблей,
Положив больных под тенты, мы летели в Мандалей,
Рыб летучих веселей!
О дорога в Мандалей,
Где заря приходит в бухту, точно гром из-за морей.

 

(пер. Михаила Гутнера)


                    * * *

Где-то пагода в Мулмэйне в море смотрит в полусне,
Там бирманская девчонка, знаю, помнит обо мне,
Ветер шепчет в листьях пальмы, звон в том храме вторит ей:
«Ты вернись, солдат британский, возвращайся в Манделэй!»
Возвращайся в Манделэй,
Старый флот всё ещё есть,
Слышишь плеск колёс ритмичный из Рангуна в Манделэй?
По дороге в Манделэй,
Рыб летучих яркий веер,
Над заливом вдруг светлеет, как шторм с Китая налетел!

 

Юбку желтую надела, кепки стог на голове,
Супьялат ей было имя, как у местных королев,
Я сигару вынимаю из её красивых губ
И на них я оставляю христианский поцелуй.
В храме идолы стоят,
Всех их Буддой, знаю, звать.
Не до идолов ей было, когда стал я целовать!
По дороге в Манделэй…

 

А в туманную погоду, когда солнце в тень ушло,
Она мне на своём банджо тихо пела «Кулла-ла-ло!»
А потом обнявшись крепко, мы сидим щека к щеке,
И подолгу наблюдаем, как лес грузят на реке.
Как слоны таскают тик,
Что в грязи лежит впритык,
И так тихо было в мире, что боялись говорить
По дороге в Манделэй…

 

Как давно всё это было и прошло уж столько дней,
И омнибус не доставит нас от Темзы в Манделэй,
И я понял смысл фразы ветерана одного:
«Если вдруг Восток позвал Вас, Вам не надо ничего».
Нет! Не надо ничего,
Кроме духа пряного,
Солнца в небе, пальм на пляже, перезвона храмного
По дороге в Манделэй…

 

Я устал, стоптал ботинки – мостовые из камней
И английская вся сырость пробрала уж до костей,
Обошёл полсотни девок, был я в Челси, знаю Стрэнд,
Все любовь мне предлагают, но что знают-то о ней?
Лица грубы, неопрятны,
Бог, избавь от них скорей,
Как сравнить их с моей милой в той тропической стране!
По дороге в Манделэй…

 

Я поплыл бы к ней обратно, от Суэца на Восток,
Десять заповедей наших там не ведает никто,
Колокольный звон зовёт к ней, здесь и надо быть бы мне,
Там, где пагода в Мулмэйне сонно смотрит в тишине,
По дороге в Манделэй.
Старый флот всё ещё есть,
Мы больных везли когда-то из Рангуна в Манделэй!
О, дорога в Манделэй,
Рыб летучих яркий веер,
Над заливом вдруг светлеет, как шторм с Китая налетел!
 
(эквиритмичный перевод Марата Джумагалимова, 2008)


                    * * *

Там, где пагода в Мулмэйне сонно смотрит на залив
Знаю, есть одна девчонка, что вздыхает, полюбив
Ей гудят и ветры в пальмах и в церквях колокола:
«Где же ты, солдат английский, возвращайся в Мандалай»
Поскорей вернись сюда,
Слышишь, хлюпает вода -
К Мандалаю из Рангуна мчат колесные суда
По дороге в Мандалай,
Где летучих рыб игра
Где, придя в залив с Китая, буря небо взорвала.

 

Юбка желтая, шапчонка – клок травы на голове,
Имя было Супьялат ей - как у местных королев,
Я ей скручивал сигару (крепче курева не знал)
А она валилась в ноги в темный угол, где стоял
Старый глиняный божок
Буддой звать – ни рук, ни ног
Я ж, пока она молилась, целовал её как мог
По дороге в Мандалай…

 

Чуть туман разгонит солнце с ближних рисовых полей
Приносила своё банджо, пела мне: «Кулла – ла – лэй»
А потом, обнявшись крепко, шли смотреть – щека к щеке
Как на наши пароходы тик грузили на реке
Бревна так несли слоны,
Что средь этой тишины
Ты сказать боялся слово, будто в рот набрав воды
По дороге в Мандалай…

 

Это ж все когда-то было ... так давно и далеко,
В Мандалай, увы, дорожки я не знаю никакой,
Ветеран один знакомый так сказал однажды мне -
Отслужившим на востоке хватит этих дней вполне,
Нет милей, ты веришь, друг,
Чем чесночный острый дух
Солнце, пальмы и те звоны, что в церквях ласкают слух
По дороге в Мандалай…

 

Я о наши мостовые разодрал все башмаки,
Моросящий дождь английский годен разве для тоски,
Я от Челси и до Странда баб немало поменял
О любви болтать горазды, ты таких, поди, видал,
За едой проводят дни,
Для любви же не годны,
Как сравнить их с нежной милой из зеленой той страны?
По дороге в Мандалай…

 

Так везите от Суэца меня прямо на восток,
В глушь, где Заповеди наши человеку невдомек,
Там и колокол церковный обо мне поёт давно,
Там у пагоды девчонка все еще глядит в окно
По дороге в Мандалай,
Где была не жизнь, а рай
Где больных под тентом лечат по дороге в Мандалай,
По дороге в Мандалай
Где летучих рыб игра
Где во время гроз от молний небо рвется пополам

 

(пер. Валерия Луккарева)

 

                    * * *

Где, у пагоды Мульмейнской, блещет море в полусне, -
Знаю, - девушка из Бирмы вспоминает обо мне,
В звоне бронзы колокольной слышу, будто невзначай:
"Воротись, солдат британский! Воротись ты в Мандала!"
    Воротись ты в Мандалай,
    Где суда стоят у свай,
    Шлепают, как прежде, плицы из Рангуна в Мандалай.
    По дороге в Мандалай,
    Где летучим рыбам рай.
    И, как гром, приходит солнце из Китая в этот край!

В юбке желтой, в изумрудной шапоке, звалась она
"Супи-йо-лет", как царица, Тибо ихнего жена.
Начадив сигарой белой, припадала в тишине,
С христианским умиленьем, к черной идола ступне.
    Глупый идол! Этот люд
    Окрестил его "Бог Будд"!
    Я ласкал ее, и было не идолов ей тут!
    По дороге в Мандалай -

В сырость рисовых плантаций солнце низкое сползло,
И она, под звуки банджо, мне поет "Кулла-ло-ло!",
На плечо кладет мне руку, мы сидим, щека к щеке,
И следим, как пароходы проплывают вдалеке,
    Как слоняги бревна тика складывавют в тростнике,
    В иловатой, гниловатой, дурно пахнущей реке,
    И, в безмолвье душном, слово вдруг замрет на языке!
    По дороге в Мандалай -

То, что было , - нынче сплыло. Прошлое прости-прощай!
Разве омнибусы ходят с Набережной в Мандалай?
Поучал меня служивый, оттрубивший десять лет:
"Кто услышал зов востока - не глядит на белый свет!"
    Ничего другого нет,
    Только пряный дух чесночный, только в пальмах солнца свет,
    Только храма колокольцы - ничего другого нет!
    По дороге в Мандалай -

Тошно мне тереть подметки о булыжник мостовых.
Дождь осенний лихорадку бередит в костях моих.
Пусть за мной, от Челси к Стрэнду, треплют хвост полста прислуг!
О любви пускай болтают - страх берет от их потуг,
    Бычьих лиц, шершавых рук!
    Не чета душистой, чистой, самой нежной из подруг,
    В той земле, где зеленеют в рощах пальмы и бамбук!
    По дороге в Мандалай -

За Суэц попасть хочу я: зло с добром -  в одной цене,
Десять заповедей - силы не имеют в той стране;
Храмовые колокольцы обращают зов ко мне,
И, у пагоды Мульмейнской, блещет море в полусне.
    По дороге в Мандалай
    Старый флот стоит у свай,
    Где больные, мы лежали, по прибытьи в Мандалай!
    О, дорога в Мандалай,
    Где летучим рыбам - рай!
    И, как гром, приходит солнце из Китая в этот край!

(Перевод Веры Потаповой)

                   

                                MANDALAY

By the old Moulmein Pagoda, lookin' lazy at the sea,
There's a Burma girl a-settin', and I know she thinks o' me;
For the wind is in the palm-trees, and the temple-bells they say;
"Come you back, you British Soldier; come you back to Mandalay!"
Come you back to Mandalay,
Where the old Flotilla lay;
Can't you 'ear their paddles clunkin' from Rangoon to Mandalay?
On the road to Mandalay,
Where the flyin'-fishes play,
An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!*

'Er petticoat was yaller an' 'er little cap was green,
An' 'er name was Supi-Yaw-Lat jes' the same as Theebaw's Queen,
An' I seed her first a-smokin' of a whackin' white cheroot,
An' wastin' Christian kisses on an 'eathen idol's foot:
Bloomin' idol made o' mud-
Wot they called the Great Gawd Budd-
Plucky lot she cared for idols when I kissed 'er where she stud!
On the road to Mandalay ...

 

When the mist was on the rice-fields an' the sun was droppin' slow,
She'd git 'er little banjo an' she'd sing "Kulla-la-lo!"
With 'er arm upon my shoulder an' 'er cheek again my cheek
We useter watch the steamers an' the hathis pilin' teak.
Elephants a-piling teak
In the sludgy, squdgy creek,
Where the silence 'ung that 'eavy you was 'arf afraid to speak!
On the road to Mandalay ...

But that's all shove be'ind me - long ago and fur away,
An' there ain't no 'buses runnin' from the Bank to Mandalay;
An' I'm learnin' 'ere in London what the ten-year soldier tells:
"If you've 'eard the East a-callin', you won't never 'eed naught else."
No! you won't 'eed nothin' else
But them spicy garlic smells,
An' the sunshine an' the palm-trees an' the tinkly temple-bells;
On the road to Mandalay ...

 

I am sick 'o wastin' leather on these gritty pavin'-stones,
An' the blasted English drizzle wakes the fever in my bones;
Tho' I walks with fifty 'ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An' they talks a lot o' lovin', but wot do they understand?
Beefy face an' grubby 'and-
Law! wot do they understand?
I've a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
On the road to Mandalay ...

 

Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there ain't no Ten Commandments an' a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin', and it's there that I would be-
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
On the road to Mandalay,
Where the old Flotilla lay,
With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
O the road to Mandalay,
Where the flyin'-fishes play,
An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!

                   

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img166.imageshack.us/img166/7655/dawncanoevd1.jpg
http://img166.imageshack.us/img166/4844/myanmarlk9.jpg
http://img166.imageshack.us/img166/37/picturesofshipsam1.jpg
 
 

 

Информация о произведении
Полное название: 
Мандалай
Дата создания: 
1892
История создания: 

Включен в авторский сборник "Казарменные баллады" (1892) 

Ответ: Мандалай

волшебный стих)
не уменьшит кто нижнюю картинку?

Ответ: Мандалай

у меня крестики вместо картинок(

Ответ: Мандалай

сейчас появились. спасибо)

Ответ: Мандалай

кому что, а мне Кроткова подавайте :-))

Мандалай Где, у

Мандалай

Где, у пагоды Мульмейнской, блещет море в полусне, -
Знаю, - девушка из Бирмы вспоминает обо мне,
В звоне бронзы колокольной слышу, будто невзначай:
"Воротись, солдат британский! Воротись ты в Мандала!"
    Воротись ты в Мандалай,
    Где суда стоят у свай,
    Шлепают, как прежде, плицы из Рангуна в Мандалай.
    По дороге в Мандалай,
    Где летучим рыбам рай.
    И, как гром, приходит солнце из Китая в этот край!

В юбке желтой, в изумрудной шапоке, звалась она
"Супи-йо-лет", как царица, Тибо ихнего жена.
Начадив сигарой белой, припадала в тишине,
С христианским умиленьем, к черной идола ступне.
    Глупый идол! Этот люд
    Окрестил его "Бог Будд"!
    Я ласкал ее, и было не идолов ей тут!
    По дороге в Мандалай -

В сырость рисовых плантаций солнце низкое сползло,
И она, под звуки банджо, мне поет "Кулла-ло-ло!",
На плечо кладет мне руку, мы сидим, щека к щеке,
И следим, как пароходы проплывают вдалеке,
    Как слоняги бревна тика складывавют в тростнике,
    В иловатой, гниловатой, дурно пахнущей реке,
    И, в безмолвье душном, слово вдруг замрет на языке!
    П дороге в Мандалай -

То, что было , - нынче сплыло. Прошлое прости-прощай!
Разве омнибусы ходят с Набережной в Мандалай?
Поучал меня служивый, оттрубивший десять лет:
"Кто услышал зов востока - не глядит на белый свет!"
    Ничего другого нет,
    Только пряный дух чесночный, только в пальмах солнца свет,
    Только храма колокольцы - ничего другого нет!
    По дороге в Мандалай -

Тошно мне тереть подметки о булыжник мостовых.
Дождь осенний лихорадку бередит в костях моих.
Пусть за мной, от Челси к Стрэнду, треплют хвост полста прислуг!
О любви пускай болтают - страх берет от их потуг,
    Бычьих лиц, шершавых рук!
    Не чета душистой, чистой, самой нежной из подруг,
    В той земле, где зеленеют в рощах пальмы и бамбук!
    По дороге в Мандалай -

За Суэц попасть хочу я: зло с добром -  в одной цене,
Десять заповедей - силы не имеют в той стране;
Храмовые колокольцы обращают зов ко мне,
И, у пагоды Мульмейнской, блещет море в полусне.
    По дороге в Мандалай
    Старый флот стоит у свай,
    Где больные, мы лежали, по прибытьи в Мандалай!
    О, дорога в Мандалай,
    Где летучим рыбам - рай!
    И, как гром, приходит солнце из Китая в этот край!

Ответ: Мандалай

перевод Веры Потаповой

Ответ: Мандалай

вот этот перевод я первым прочел, черт знает когда, и все не могу от него отделаться. хотя он не лучший, конечно.

Ответ: Мандалай

причем он был напечатан в газете, не то правда, не то известия, в связи с какими-то экспансионистскими мероприятиями англии.) мол, кончилось ваше время.

Ответ: Мандалай

я уж и забыл, что я подшивку уже поправлял (картинку)
Вставил перевод в текст подшивки. У меня он в книжке напечатан "Прекрасное пленяет навсегда" из английской поэзии 18-19 веков

Ответ: Мандалай

отлично вставилось видео, но вот если бы кто облагородил страницу - шрифты разные, картинки я насовал как-то скучно, ссылки опять же не по стандарту) в общем, кустарщина.