Мещанский вечер

Средняя оценка: 7.6 (5 votes)
Полное имя автора: 
Боровский Тадеуш

 

Моя страсть — книги, запахи и мысли, а скорее слегка инфантильные мечтания эротической окраски перед сном. Когда по вечерам я распахиваю настежь оба окна, чтобы впустить в комнату дурманящий запах лип, растущих на противоположной стороне улицы, и, не погасив ночника, ложусь на кровать — а точнее на тахту — на хрустящую накрахмаленную простыню, тогда, подложив ладони под голову, я прикрываю глаза и сквозь узкие щелочки сомкнутых век слежу за полетом ночной бабочки, погружаясь в мысли. По правде сказать, я немало пережил за годы войны и теперь даже с какой-то гордостью рассказываю знакомым о том, как видел однажды сразу двадцать восемь тысяч нагих женщин, а за год, пожалуй, более миллиона людей разного пола и возраста, идущих в газовую камеру. Временами я так перевозбуждаюсь при этом, что меня навязчиво начинают преследовать видения этих скопищ людей, в ушах стоят человеческие крики, плач детей и услужливое, трусливое молчание мужчин, а иногда будто наяву я чувствую изнуряющий запах смешанной с потом гниющей женской крови и жирный, мокрый запах горящих человеческих тел. Но все же должен признаться, что во время своих полусонных размышлений не имею обыкновения обращаться к этому материалу. Обычно, утомившись от наблюдения за трепещущей тенью ночной бабочки на сером потолке, я закрываю глаза совсем, и тогда под веками появляются разноцветные, как в калейдоскопе, геометрические фигуры — прямоугольники, многоугольники неправильной формы, круги и светящиеся полосы, линии, спирали, мерцающие точки, движущиеся пучки прямых линий, которые уносятся куда-то вверх за веки, они то уменьшаются в размерах, то растут, меняют цвет, форму, смыкаются, проникают друг в друга, делятся, расходятся и, наконец, совсем исчезают где-то за головой, а на их место снизу из-под век уже накатывают новые линии и полосы. Надо сказать, интересует это меня лишь мимоходом, поскольку является фундаментом для моих мыслей.
А думаю я в основном о женщинах. О женщинах реальных и призрачных, но обязательно о таких, с которыми переживаю удивительные эмоции, связанные с приключениями и наслаждением. Во время войны, когда я был значительно моложе, я мечтал о девушках своего возраста, они казались мне и удивительно красивыми, и совершенными. Я совсем не понимал тогда, насколько отвратительны были их острые колени, худые ноги, угловатые бедра и заостренные груди. И только теперь осознаю, какой жесткой и, будто дубовая кора, шершавой была одна моя ровесница, к которой в течение двух лет я испытывал чувство любви, которую и сегодня вспоминаю не без сентиментальности, которая и на самом деле долго была мне желанной и преданной.
Теперь же по вечерам, превозмогая свойственную молодости робость, я мысленно посягаю на женщин зрелых, смелых и опытных. Я перестал мечтать о девушках, которых нужно еще только посвящать в любовь. Наверное, оттого что на самом деле я и сам очень несмелый, до крайности беспомощный, отчего вечно и наталкиваюсь на неприятности.
Однако ошибется тот, кто подумает, что в своих видениях я прямой дорогой направляюсь к кульминационному образу. Совсем наоборот: я выстраиваю вокруг него целый рассказ с интригующим замысловатым сюжетом, навеянным иногда одной из прочитанных книг, ряды которых я периодически переставляю на полках. Хотя и схематично, я создаю вполне завершенную историю, отдельные образы в которой обдумываю более детально. Единым полетом мысли я объясняю себе переходы от образа к образу. Быстро рисую характеры, обозначаю конфликты, в соответствии с обстоятельствами придаю себе либо преступные, либо благородные черты, украшаю себя завершающими образ валерами, словно в паре кинокадров обозначаю место действия, для быстроты выстраивая его из виденных в течение дня деталей, запомнившихся интерьеров, предметов, персонажей и событий, и все же, хотя сюжетную линию веду с нетерпением, будто жадно перелистывая страницы захватывающего романа, все равно никогда не успеваю вовремя.
Несмотря на то, что уши закрыты ладонями, я отчетливо слышу, как прекращается шум воды в ванной. Как хлопают двери, сначала одна, потом другая, как скользят по паркету мягкие туфли, как шуршит шелковая пижама. Когда же гаснет ночник, и приподнимается одеяло, а у тахты скрипят пружины, я открываю в темноте глаза и еще слегка недовольный тем, что почти в самый кульминационный момент были прерваны мои мысли, энергично переворачиваюсь и обнимаю свою молодую жену.

(пер. И. Ситникова)

                 

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img187.imageshack.us/img187/8066/shawnbarberbd3.jpg
http://img187.imageshack.us/img187/9026/fr0163od5.jpg

Информация о произведении
Полное название: 
Мещанский вечер
Дата создания: 
1948
Ответ: Мещанский вечер

кто такие "завершающие образ валеры"?

а вообще занятно, спору нет

Ответ: Мещанский вечер

не знаю слова "валеры", принимаю на веру.

Ответ: Мещанский вечер

Валёр (франц. valeur), в живописи и графике оттенок тона, выражающий (в соотношении с др. оттенками) какое-либо количество света и тени. Применительно к колориту в живописи термин "В." служит для обозначения каждого из оттенков тона, находящихся в закономерной взаимосвязи и дающих последовательную градацию света и тени в пределах какого-либо цвета. Систематическое применение валёрных градаций (отличающее творчество многих крупнейших живописцев-колористов — Д. Веласкеса, Я. Вермера, Ж. Б. Шардена, К. Коро, В. И. Сурикова, И. И. Левитана и др.) является одним из средств, позволяющих передавать предметы в их взаимоотношении со световоздушной средой, достигать особой глубины и богатства колорита, тонкости цветовых отношений и переходов.
(словарь)

Думается, речь об этом.

Ответ: Мещанский вечер

ага, спасибо.