История моего современника

Полное имя автора: 
Владимир Галактионович Короленко


"Как вспомнишь, до чего бурной, разнохарактерной была типическая биография разночинца, например, Владимира Короленко, сколько факторов слепили эту индивидуальнейшую личность - так зачем ему был индивидуализм. Масло масляное. Родился на Украине, был богатым и бедным, помнил "рабство" и "освобождение", польское восстание и его подавление, был украинцем, поляком, русским, жил в Петербурге, в Москве, Кронштадте, сидел в тюрьмах, жил в Якутии, был в Зимнем дворце, чертил корпуса мин для морских офицеров - и все это названо "История моего современника".
(Н. Елисеев. "Сюжет усреднения" в русской истории")

* * *

"Хворающий наивным политическим консерватизмом на всех национальных суверенных широтах постсоветский мир зачастую лелеет совсем уж лубочные представления о прошлом. Между прочим, и о воображаемой добольшевистской «России, которую мы потеряли». Все, созданное Владимиром Галактионовичем Короленко — и писателем, и гражданином, и просто частным честным человеком, — сегодня, может быть, единственное достоверное и честное свидетельство о той России, подлинной".
(источник)

Информация о произведении
Полное название: 
История моего современника
Дата создания: 
1905-1921
История создания: 

"Первые замыслы этой работы относятся к 1902-1903 годам, когда, переехав в Полтаву, отец мог уйти от суе­ты столичной жизни. Помню, часто по вечерам они втроем с бабушкой и жившей у нас теткой отца Елиза­ветой Иосифовной Скуревич вспоминали малейшие под­робности житья семьи в Ровно, Житомире и Харалуге, имена и характеры людей, события и факты.
Писать "Историю моего современника" отец начал летом 1905 года. "Живу в атмосфере детства, - сообщал он жене 15 сентября, - первых детских впечатлений, страхов, первых проблесков веры. Писать становится все легче. И как-то ничто пока не выбивает... Во время са­мого писания вспоминаются вдруг подробности, которые лежали где-то на дне памяти в течение целых годов" ...
Однако, приступив к работе, отец смог сделать только первоначальный набросок нескольких глав, и за­тем последовал долгий перерыв. Работа возобновилась в конце января 1906 года. Уехав из Полтавы после сорочинской трагедии и убийства Филонова, отец поселился в Финляндии, на тихой даче в занесенных снегом Мустамяках, и здесь нашел подходящие условия для работы. Из писем этого времени видно, с каким огромным нас­лаждением он отдался воспоминаниям. В конце января 1906 года в "Современных записках", вышедших вместо закрытого в декабре "Русского богатства", появились первые пять глав "Истории моего современника". И за­тем, в марте, в "Современности", заменившей "Совре­менные записки", -- следующие четыре главы...
1908 год вновь дал отцу возможность отдаться вос­поминаниям, и в октябре была закончена первая часть "Истории моего современника". Еще сложнее история второго тома. После первых глав, напечатанных в "Рус­ском богатстве" в 1910 году в номерах первом и втором, работа над вторым томом заканчивается только в 1918 году. 1910 и 1911 годы отданы, главным образом, статьям о смертной казни ("Бытовое явление" и "Черты военного правосудия")...
В письме к Т. А. Богданович от 24 июня 1911 года есть строки, объясняющие тот факт, что "История моего современника", писавшаяся с 1905 года до последних дней жизни отца, обрывается на моменте его возвраще­ния из ссылки:
"Крепко засел за работу, лихорадочно стараясь на­верстать, покончить с "Чертами" и взяться за "Современника"... Я жадно думал о том, когда поставлю точку, отошлю в набор и возьмусь за работу "из головы"; без всех этих вырезок, справок, проверочной переписки с адвокатами, но,... теперь все это перевернулось. Одна из газет принесла известие о реформе полиции. Реформа, конечно, в смысле усиления полицейского всемогу­щества посредством "жандармского элемента". А у меня за десять лет собран ужасающий материал об истяза­ниях по застенкам, которых реформа, по-видимому, и не предполагала коснуться. Глупо это, конечно, но с каж­дым новым известием я чувствую все более и более, что ничего другого я теперь работать не буду, пока не выгру­жу этого материала. Сначала я даже возмутился и ре­шил, что сажусь за "Современника" и пишу о том-то.  А в то же самое время в голове идет свое: статью надо назвать "Страна пыток" и начать с указа Александра I. Несколько дней у меня шла эта смешная избиратель­ная драма. Я стал нервничать и кончил тем, что... снача­ла "Страна пыток", которую я думал писать после, а после "Современник", который я думал писать сначала. Глупо это, но... все будет думаться, если не сделаю своевременно эту работу, то... может быть, дескать, если бы все-таки кинуть этот ужасный материал в над­лежащий момент, то это могло бы хоть отчасти умень­шить эти растущие, как эпидемия, повседневные мучи­тельства... Решил, и начинаю успокаиваться..."
(из "Книги об отце" Софьи Короленко)

 

Ответ: История моего современника

Тринидад посвящается))) Благодаря ей решила я все-таки хоть один свой подшивочный выкидыш до ума довести... Но сейчас мне опять некогда(

Ответ: История моего современника

О! Спасибо, очень приятно:)

Ответ: История моего современника

В интернете текст произведения не нашла. Если кто знает, где можно отыскать, киньте в меня ссылкой)