Против культурной нормализации, за децентрализованную контр-культуру

Средняя оценка: 5 (3 votes)
Полное имя автора: 
Александр Бренер, Барбара Шурц

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Мы – Бренер и Шурц – оказались в Петербурге в мае 2002 года. На Литейном проспекте как раз вешали мемориальную доску в честь поэта Бродского. Рядом, на Преображенской площади, устроили поэтические чтения, посвящённые этому событию. Собрались местные культурные деятели: Голынко-Вольфсон, Кушнер, Скидан, Морев, Драгомощенко, другие. Толпа состояла из пенсионеров, случайных прохожих и интеллигенции. Первым на подиум поднялся директор петербургского отделения Альфа-банка, организовавшего и профинансировавшего данное сборище. В руке он держал томик Бродского. Припав к микрофону, банкир начал вещать: "Сейчас в нашем обществе самые лучшие – богатые и знаменитые. Они – надежда и опора страны...". Обалдев от такой наглости, я (Бренер) закричал: "Это ложь! Ложь!" Немедленно появились громадные вышибалы – должно быть, охранники банкира. Подхватили меня под руки и потащили к милицейским машинам, стоявшим поодаль. "Пидорок пархатенький!" – пропыхтел один из них мне в ухо. Другой обратился к милиции: "Эта сука ссала на площади. Заберите гада." Милиционерам было скучно. Они посадили меня в машину и потребовали паспорт. С израильским паспортом всё было в порядке, вплоть до регистрации. Милиционеры спросили: "Ты ссал на площади?" Я ответил, что нет, и рассказал, как было дело. Милиционеры спросили, зачем я орал. Я сказал, что считаю это своим демократическим долгом. Милиционеры захохотали: "Ты что – дурачок? Какая тут тебе демократия!" Отвезли меня за угол на своей машине и отпустили: "Только не суйся туда опять."
Я подумал: ну-ну. Когда вышибалы тащили меня к милиционерам, ни один культурный деятель не пошевелил и пальцем. Они просто стояли и косились в мою сторону. Скидан, кажется, отвернулся. Голынко, Скидан, Драгомощенко – поэты. Поэты были приглашены читать стихи на официальном мероприятии, и дело своё сделали. Теперь я слушал их издалека, стоя на Литейном проспекте. В это время Барбара Шурц пыталась узнать, куда меня увезли. Милиция, впрочем, отказалась отвечать на вопросы. И поэты опять не помогли.
Это называется – нормализация. Консолидация культурных работников с властью. Культурная среда оказалась заодно с охранниками, милицией и банкирами. Конечно, поэты и художники будут это отрицать, они скажут, что мы – просто пара дешёвых скандалистов, и прочее. И всё-таки эти поэты – невероятная, удивительная шваль.
В девяностые годы было немного иначе. Тогда охранники просто выбрасывали меня на улицу. И всё. Не было такой солидарности между поэтами, банкирами и их вышибалами. А сейчас есть. Оказалось, что самое слабое звено в этой цепочке солидарности – милиция. У неё свои интересы. Свои стратегии. У поэтов, конечно, тоже. Но поэтические стратегии в этот весенний день замечательным образом совпали с холуйско-вышибаловскими.
Этот первый случай после нашего четырёхлетнего отсутствия в России показал, что культура как альтернативная сила в местном контексте провалилась. Все последующие происшествия в Питере и Москве доказали это предположение. Всегда слабенькая, как слепой кутёнок, критическая традиция загнулась в этой стране. Нет для неё почвы, нет структуры, нет образования. И не только для критической традиции, но и просто для здорового бунта. Для осознающего себя спонтанного протеста. Ведь не НБП же является протестным движением. И не нынешние российские анархисты, к сожалению.
Однако нельзя только ругаться. Этого недостаточно. Слова против чего-то не имеют никакого значения, важны лишь слова, которые, критикуя, одновременно утверждают новое и знают, как это новое конструировать.
Нужна революционно-критическая культура...
 

Информация о произведении
Полное название: 
Против культурной нормализации, за децентрализованную контр-культуру
Дата создания: 
2002
История создания: 

В ходе войны с современным искусством

Против культурной нормализации...
"...настоящий автор-...лишь внимательный и увлеченный читатель других авторов, который ведет с ними открытый диалог с позиций собственного опыта"- утверждение очевидного, но тем не менее звучит хорошо.