Худо без добра

Средняя оценка: 6.5 (6 votes)
Полное имя автора: 
Владимир Гандельсман

 

                           "Зла и добра, больно умен, грань почто топчешь..."
                           Иосиф Бродский, 1966 год.

Мое высказывание на тему добра и зла - всего лишь реплика. Ее спровоцировала поэт и филолог Ольга Седакова своей статьей "Нет худа без добра". Прежде всего замечу, что в этой статье допущена обидная ошибка. Иосиф Бродский, говоря об амбивалентности как одной из главных характеристик русского народа (мол, где худо, там и добро, а где добро, там и худо), ни в коем случае не утверждает, что это хорошо и что Западу следует поучиться у России. Он иронизирует: "Можно даже подумать, что эта амбивалентность и есть мудрость, что жизнь сама по себе не добра и не зла, а произвольна... Именно эта амбивалентность, я полагаю, и есть та "благая весть", которую Восток, не имея ничего лучшего, готов навязать остальному миру". К сожалению, у Ольги Седаковой урезанная цитата из эссе поэта "Меньше единицы" приобретает обратный смысл.
Это тем более несправедливо, что сам Бродский никак не был "амбивалентным": он один из немногих, кто явил в советское время пример абсолютной бескомпромиссности и личного героизма. За это "империя зла" его судила, отправила в ссылку, а затем в изгнание. Впрочем, судьба и творчество Бродского хорошо известны тем, у кого "сердца для чести живы". Речь о добре и зле.
Не в масштабе "стран и народов", от которого начинается головокружение. "Я не вижу дальних картин, мне достаточно одного шага" (Джон Генри Ньюман). О добре и зле как частном случае частного человека.
Нет выбора между добром и злом. Нет вообще никакого выбора, поскольку, как сказано, если он есть, он не может не быть плохим. Есть состав крови. Я знал в 70-е годы молодого человека, которому грозил арест за антисоветскую деятельность. Его вызвали в Большой дом на Литейный, но накануне он покончил с собой. Ему дали бы, возможно, несколько лет, ничего страшного, если вспомнить "срока огромные", но он не мог вообразить себя в унижении допроса. У него не было выбора. А у подавляющего большинства он был и есть. Потому ничего не происходит.
Мы живем в стране, где ничего не происходит. Где благая мысль всегда остается недодуманной, потому что (или - поэтому) не пресуществляется в действие. Мы живем как арестанты, которые ходят по кругу. Мы живем в стране, где у власти ФСБ, наследники тех, кто "расстреливал несчастных по темницам", и хоть бы что - мы живем, ни шага в сторону. Шаг в сторону - расстрел. Мы это отчетливо усвоили. Мы ведь дети родителей, которые в своем доме разговаривали шепотом, которые вымарывали фамилии "вредителей" - кто не помнит этих черных полосок в книгах? Мы дети страха, и от яблони упали недалеко. Зато низко.
Недавно я слушал выступление одного литератора. Сколько-то лет назад в журналистских статьях он отстаивал исторические памятники своего города - их собирались сносить, потому что в центре города должен, конечно, стоять бордель. Пришли бандиты и сказали, чтобы он заткнулся, а то убьют. Литератор "заткнулся", а в выступлении выразился примерно так: "Вы понимаете, ну нет в нашей стране ничего такого, за что стоило бы отдавать жизнь". Кто бросит в него камень?
Человек, выбирающий путь добра, никогда его не выберет. Потому что нет в добре никакого смысла. Человек делает шаг - как Бродский сделал шаг навстречу судьбе, не стал прятаться и был арестован, - а затем оказывается, что это судьба. И что судьба его - доблесть и честь.
Не зря обыватели говорили: "Мог не уезжать, сам хотел..." Конечно. А Пушкин мог избежать дуэли. А Мандельштам не писать: "Мы живем, под собою не чуя страны..." Да мы вообще могли не родиться! (И, кстати, не родились.) Человек делает шаг, а потом поздно назад, даже если захочется, потому что если сказать точнее, то шаг делает человека. Быть может, он побледнел от страха, быть может, он не ожидал такого резкого поворота событий, но кровь доброкачественней мысли.
Событие произошло. История двинулась. Двинулась как укор нам, потому что без нас. Помашем ей ручкой с перрона. Вернемся в родной город. Напишем стансы его мэру:

И утром, встав в восьмом часу,
красавица и молодчина,
по-женски утерев слезу,
встает на вахту Валентина.

Это пишет тот, кто считает себя другом Бродского. Наше время не требует от поэта такой подобострастности, можно ведь пресмыкаться молча, и даже - страшно подумать! - можно не пресмыкаться молча. Но нет, тянет кто-то за язык. И ни одного в округе серафима, который бы его вырвал. Что ж, Бродский еще в Ленинграде написал:

Что-то в их лицах есть,
что противно уму.
Что выражает лесть
неизвестно кому.

Он ошибся только в том, что лесть адресована не "неизвестно кому", а очень даже известно.
Нет худа без добра: открыли Дом писателей. Дали домик в Комарове или в Переделкине. Нет худа без добра. Чудная русская пословица. Глас народа. Есть и такая: "Глас народа Христа распял".
 

                                                                                   15.07.2009

                 

 

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img193.imageshack.us/img193/4580/hvorostina.jpg
http://img193.imageshack.us/img193/3299/gandelsman.jpg

Информация о произведении
Полное название: 
Худо без добра
Дата создания: 
2009
История создания: 

Опубликовано на сайте Грани.ру в рубрике "Общество"

Ответ: Худо без добра

Нет, чего-то я опять не понимаю! Выбор между добром и злом - дело личное, а не историческое. При чем тут страна и ФСБ? Если человек так воспитан, что ему не за что отдавать жизнь - это не дело страны. В ней всегда были и такие, кто готов был жизнь отдать за многое. Пусть и несправедливое. Отдавали ее и за того же Сталина. И отдавали не подобострастно, без дураков. Можно пожалеть, но говорить об отсутствии выбора - нелепо. Он есть всегда, и он всегда делается. Правильно или неправильно. А что, в чистой коммерции каждый готов отдать жизнь хотя бы за свое кровное благополучие? Или в любом другом государстве каждый готов ее отдать за ближнего? Или за свою позицию? Странное, в общем, смешение политического и личностного.

Ответ: Худо без добра

О...В сети есть начало стишка:
Критиковать легко! Поди,
В траншею влезь, взберись на вышку,
Еще инвесторов найди,
Устрой писателям домишко...
И утром, встав в восьмом часу,
Красавица и молодчина,
По-женски утерев слезу,
Встает на вахту Валентина!

Только не похоже это на Кушнера. Уж очень убого...Как у Лужкова про Полтаву.

Ответ: Худо без добра

Да, это непохоже вообще на сколько-нибудь профессиональную поэзию. К тому же, сегодня вполне можно было этого и не писать: в лагерь не отправили бы и врагом народа не назвали. Так что дело-то, похоже, в пресловутом "домишке" )))

Ответ: Худо без добра

Пусть бы лесть была, но талантливая...Хм.
Почему-то хочется закончить оду стихом из Багрицкого: "Валя-Валентина, что с тобой теперь, /Белая палата, крашеная дверь..." Только это не по поводу Матвиенко (!), а просто по поводу героини, которая стоит с семи утра на вахте:) Все, молчу.

"...Особенно мне

"...Особенно мне не понравилось утверждение Топорова, что одним людям можно высказывать нечто резкое и злое, а другим — нельзя. Это про «холуйское» стихотворение Кушнера и про его критиков. Я взял слово «холуйское» в кавычки потому, что это слово, употреблённое Топоровым, — и, мне кажется, несправедливо. Это просто «стихи на случай», такой, можно сказать, почти что жанр поэзии. Подарок своего рода. Написать благодарственный стих от имени писателей, получивших помещение для клуба, может всякий. Но требуется, чтобы написал знаменитый человек...
Это я к тому, что неловкие рифмованные строчки, написанные Кушнером, — это пустяковый сувенир, украшенный именем знаменитого дарителя. Не более того. Называть эти стихи холуйскими — как-то чересчур серьёзно. Слишком надуто. Точно так же говорили про Шаляпина, что он «встал на колени перед царём». Известнейшая история. Хор, узнав, что царь в театре, решил подать ему петицию о повышении жалованья. Шаляпина не предупредили. Занавес открывается («Борис Годунов»), и весь хор вдруг, простёрши руки к царской ложе, падает на колени. Пришлось и Шаляпину слегка приопуститься, опёршись на бутафорский трон, — не торчать же этакой верстой среди коленопреклонённого хора. Вот если бы Шаляпин настойчиво и постоянно лебезил перед императором и его двором; вот если бы Кушнер написал цикл философской лирики, где вывел бы идею вертикали власти из образов адмиралтейской иглы и Александрийского столпа... Вот тогда действительно.
А так — не надо преувеличивать грехопадение Кушнера, мне кажется. Хотя писать стихи на такие случаи тоже лучше не надо. Можно обойтись. Постараться как-то избежать..."
Денис Драгунский, отсюда http://www.chaskor.ru/p.php?id=9071

Ответ: Худо без добра

Спасибо за ссылку на статью.
//Сказанное не касается исторической и социальной истины. Сказанное касается только и исключительно поэзии. Поэтому мне не нравятся перескоки с литературных материй на общественные. Хотя я прекрасно знаю, что литература = жизнь, и наоборот. Почему же не нравятся? А потому, что позволяют перескакивать из одной системы доказательств в другую. «Что ж ты так гадко пишешь?» и «Что ж ты такие гадости пишешь?» — это, мне кажется, разные вопрошания. //
Меня-то как раз первый вопрос интересовал...
"Неловкие рифмованные строчки" - настолько, видимо, не хотелось их писать, что получилось хуже некуда.

Ну да... "просто

Ну да... "просто стихи на случай..." ))) Шаляпин зависел от сцены и диспозиции на ней, а Кушнер от кого и чего зависел?

Ответ: Худо без добра

от положения светила на небосводе. Наверное, голову напекло.

Ответ: Худо без добра

А что здесь непонятного в контексте статьи? О границах добра и зла, собственного мнения и "гласа народа"? Это же не просто картинка, а зримый образ к тому, что описано.

P. S. Я вас заверяю, что в контексте решения нацональных вопросов здесь ничего не делается!Особенно учитывая весьма интернациональный состав присутствующих!

Ответ: Худо без добра

зримый образ на жопе - это иллюстрация к статье виктора топорова, борца за этническую чистоту русской культуры.

Ответ: Худо без добра

на чье тявканье я ведусь?) просто выложил текст эссе. и сопутствующие материалы. для объективности.

Ответ: Худо без добра
Интеллигентные люди любят говорить знакомым приятные слова и это не имеет никакого отношения ни к творчеству ни к корысти. Скорее к воспитанности.
---------------
То, что я видела, к творчеству, действительно никакого отношения не имеет. Но чувство неловкости за Кушнера, тем не менее, возникло...А поводов для драки я не вижу. Если бы Вася Пупкин такие строчки срифмовал, с него бы и спрос был соответствующий...Мы, в конце концов, не личную жизнь Кушнера обсуждаем. А "как-бы-стихи"...
Ответ: Худо без добра

у меня к кушнеру совершенно нейтральное отношение. было бы тенденциозное - я бы стишок бродского не преминул выложить. манера у каждого своя и даже у каждого своя в каждом конкретном случае. у меня полно подшивок, где я совершенно однозначно выражаю свою отношение к тексту. по-моему, и у других так же.

Худо без добра
Кушнир-поэт много, много меньше Бродского и Гандельсмана, но нескромный ,а все туда же " Все жизни тяжелы..."Вобщем- маленький поэт и большой приспособленец, но никто не обязан быть героем и большим поэтом, это уж как бог даст, но я за скромность, у каждого сверчка должен быть свой шесток
А Топоров ,кажется, помер или я перепутала?