Записки о Кошачьем городе

Средняя оценка: 7.6 (5 votes)
Полное имя автора: 
Шу Цинчунь (Лао Шэ)

Научно-фантастическая повесть (с лёгкой руки составителей советской "Библиотеки современной фантастики") о похождениях китайского космонавта на Марсе среди людей-кошек. На деле - сатира на Китай начала 1930-х годов. Однако некоторые события в городе кошек поразительно напоминают "культурную революцию".

Отрывки из эссе "Как я писал "Записки о Кошачьем городе" в книге "Старый вол, разбитая повозка" (в т.ч. ответ на критику и обвинения в непатриотизме):

"Мне самому кажется, что "Записки о Кошачьем городе" не удались. Книга безжалостно открыла всем, какие ординарные у меня мозги". "Некоторые считают, что "Записки заслуживают похвал за то, что в них нет юмора..." "...это говорит ... о том, что ... надоел мой юмор".
"На самом деле в "Записках о Кошачьем городе" юмор должен был присутствовать: ведь это сатирическое произведение, а юмор и сатира строго различаются лишь в теории. На практике же между ними почти невозможно провести чёткую грань. Чем злее сатира, тем живее и занимательнее она должна быть написана. Вымышленные персонажи должны быть представлены так подробно, объёмно, естественно и полнокровно, чтобы у читателя не возникло сомнения в их подлинности. Только тогда скрытый до поры сатирический замысел сможет обрести достойное словесное выражение и будет достигнут желаемый эффект. О чём бы ни шла речь - об империи трёхвершковых лилипутов или о Стране благородных педантов и зануд, - нужно прежде всего оживить персонажи, заставить события подчиняться воле автора и лишь потом высмеять достойное осмеяния, ударяя по больному месту. Вот тогда можно вызвать у читателя и смех, и слезы. Но чтобы достичь живости, легкости и изящества, необходим юмор. Можно обойтись и без него, но тогда нужны очень острое перо и очень умная голова, чтобы каждая пощечина оставляла красную полосу, чтобы за каждой молнией следовал гром. У меня нет ни такого пера, ни такой головы..."

"...в лучших сатирических творениях автор одним ударом обнажает пороки человеческого общества и указывает на их корни; даже не выдвигая позитивных идей, он помогает найти лекарство тем, кто полон желания лечить болезнь. Я же не гожусь в идейные руководители и не умею безошибочно указывать истоки недуга. Следовательно, недостаток, обычный для сатиры, налицо, а должного эффекта она не достигает. Мои мысли обращены к тому же, о чем, думает каждый человек, поэтому я мог бы и не писать - всем и так все известно. Мне не дают покоя мерзости, творящиеся на наших глазах, но, в чем причина их возникновения, я сказать не в состоянии."
"Возможно, написанное мною вообще не дотягивает до уровня сатиры. Ведь если сатирик высказывает оригинальные или парадоксальные суждения, он демонстрирует блеск своего ума, даже если созданное им никому и ничему не поможет. Я же всерьез толкую об общеизвестном - так имею ли я право величать это сатирой? Можно переделать сатиру в проповедь, но тогда читать ее будет еще скучнее."
"...созданию этой не слишком удачной книги способствовал ряд внешних импульсов. Первый из них - разочарование положением дел в стране."

"Человек, которого не заботят высокие материи, вполне может находить себе пропитание на навозной куче. Люди высоких помыслов стараются не приближаться к ней. И только межеумки хотят сохранить эту кучу и одновременно предостерегают мух: "Здесь антисанитарные условия!" Моя беда в том, что я позволил внешним импульсам овладеть моей душой, забыл о том, что у меня есть еще "мозги", и начал предостерегать мух!"
"Сатира должна быть хладнокровной, потому я не стал метать громов и молний, выражался сдержанно. Я не смог ни поставить перед людьми зеркало, ни бросить им в душу гранату. А жаль! Было бы неплохо, если бы мне удалось за счет юмора компенсировать недостатки моей сатиры. Юмор и сатира отражают разные душевные состояния, но равно требуют от автора ума, пусть не самой высшей пробы. Автор может также выразить - хотя бы через стиль - свой характер. Я же сознательно отказался от юмора, и таким образом у "Записок" вообще не осталось достоинств."
"...город кошек - а не, скажем, город собак - возник у меня случайно: просто в тот день я принес домой рыжую с белыми полосами кошку. Уэллс в "Путешествии на Луну" сравнивает организацию общества на Луне с разделением труда у муравьев; ясно, что он хочет показать один из возможных путей развития человеческой цивилизации. У меня другое дело: если бы в тот день я принес кролика, в книге появился бы город кроликов, который ничем не лучше города кошек.
Бесспорно, изображенные в книге кошки мало приятны. Но бесспорно и то, что я критиковал их из любви к ним. Жаль, что мне не удалось придумать, как им помочь. Значит, и я не лучше! Но следует сказать, что, дай я им самый лучший совет, они умудрились бы так извратить его, что получился бы забавнейший анекдот. Мне совестно, что при всей любви к кошкам я смог лишь написать на них сатиру. Впрочем, побыв с кошками некоторое время, я понял, что, если бы я откровенно высказал свои претензии к ним, а затем предложил им самый лучший совет, они нашли бы способ тайно расправиться со мной. Значит, я смалодушничал, и это еще более оттеняет храбрость кошек."  
Записки о Кошачьем городе ???

Информация о произведении
Полное название: 
Записки о Кошачьем городе
Дата создания: 
1934
История создания: