Кеведо Франсиско де

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Франсиско Гомес де Кеведо и Сантибаньес Вильегас Francisco G?mez de Quevedo y Santib?ez Villegas

Испанский философ и писатель Мигель де Унамуно однажды сказал о себе, что «болен Испанией». Так
мог бы сказать о себе и Кеведо. Еще совсем молодым, в 1605 году он писал известному голландскому
гуманисту Юсту Липсию: «Об Испании я не могу говорить без боли. Если вы жертвы войны, то мы –
жертвы праздности и невежества». Эта боль за Испанию, быть может, и есть то главное, что
определяет и человеческий облик Кеведо, и его философские, политические, литературные творения.

Информация об авторе
Даты жизни: 
1580-1645
Язык творчества: 
испанский
Страна: 
Испания
Творчество: 

Стихи Кеведо были представлены в известной антологии Педро де Эспиносы «Цветник прославленных поэтов» (1605), но собраны в одно и опубликованы были только после смерти автора. Кеведо — один из двух, наряду с Гонгорой, признанных лидеров поэзии испанского барокко, автор политических, философских и религиозных сочинений, крупнейший сатирик — автор сборника повестей «Сновидения» (1606—1623), плутовского романа «История жизни пройдохи по имени дон Паблос» (1626), сатирической панорамы «Час воздаяния, или Разумная Фортуна» (1636, изд. 1650).

В сети интернет:
На сайте Кулички
На Альдебаране
В библиотеке Мошкова
В электронной библиотеке Litru
В библиотеке испанской литературы
В викитеке

***

Безобразный, уродливый мир, открывающийся на страницах произведений Кеведо, предстает воплощенным в образах, в которых реальные пропорции подвергаются систематическому искажению и сдвигу. Не случайно важнейшее из выразительных средств, к которому прибегает автор на протяжении всего творчества, - гротеск, карикатурная деформация действительности. Способы, с помощью которых он добивается этого, чрезвычайно разнообразны. Один из них - нарочитое столкновение возвышенного, идеального плана с реальным, более того - пошлым и вульгарным. В частности, просторечье и даже воровской жаргон соседствуют в произведениях Кеведо со словами высокого стиля.
Динамизм, необычная подвижность, многоликость характерны и для языка Кеведо-писателя, бывшего ярым приверженцем так называемого консептизма. Смысл этого стилевого направления, ориентированного на сравнительно узкий круг "избранных" читателей, заключается в стремлении вскрыть с помощью немногих слов возможно большее число глубинных и неожиданных связей между различными объектами. Слово в консептизме испытывает чрезвычайно большую, иногда даже чрезмерную нагрузку, ибо писатель часто строит произведение на парадоксальном сопоставлении, столкновении двух или нескольких образов, связь между которыми раскрывает предмет либо явление с неожиданной стороны.
"Я сам себя покинул, ибо собственная моя душа оставила меня в слезах, разбитым"
Биография: 


Знаменитый испанский поэт, сатирик, критик, моралист, политик и философ.
Отец его был секретарем четвертой жены Филиппа II, Анны Австрийской. В Алькальском университете Кеведо научился греческому и латинскому языкам, а позже овладел языками арабским, еврейским, французским и итальянским; имел также обширные сведения по юриспруденции, математике, астрономии, политике, философии. Кеведо искусно владел оружием, был склонен к донжуанству и отличался страстной любовью к чтению.
Брокгауз и Ефрон

Выпускник двух провинциальных университетов, удачливый донжуан и заядлый дуэлянт (с его-то хромотой и близорукостью), Кеведо взлетал до степеней известных. Был министром финансов испанского Неаполя и секретарем самого Филиппа IV (“секретарем без секретов” – лаконичная и трезвая самооценка) и оттого падал вместе с опальными патронами с особо болезненной высоты. На самое дно. В ссылках и тюрьмах этот потомок знатного рода, питомец двора, провел в общей сложности треть жизни. Странно, что Франсиско де Кеведо-и-Вильегаса не подвергли аутодафе, потому что вердикт светской и инквизиторской цензуры обозвал автора “Пройдохи Паблоса” и еще восьми толстых томов испаноязычных сочинений доктором бесстыдства, лиценсиатом шутовства, бакалавром гнусностей, профессором пороков и протодьяволом среди человеков”.
Источник

Ответ: Кеведо де Франсиско

Тринидад, спасибо! Блеск!

Ответ: Кеведо Франсиско де

Дон Франсиско Кеведо, забулдыга и задира, поэт и рыцарь ордена Сантьяго, подслеповатый волокита, был остер на язык, тяжел на руку, стихи его были изрядны, а неурядицы – бесчисленны. Он кочевал из тюрьмы в каталажку, из ссылки в изгнание, ибо нашему всемилостивейшему государю Филиппу Четвертому и его доблестному министру графу Оливаресу как и всем мадридцам, чрезвычайно нравились бьющие не в бровь, а в глаз стихи дона Франсиско, но вовсе не улыбалось быть в стихах этих главными героями.
Так что бывало не раз и не два, что после появления очередного сонета или эпиграммы, принадлежащих перу неведомого автора хотя в том, что перо это держала длань дона Франсиско, сомнений не возникало ни у кого – полицейские, иначе называемые альгвасилами, вламывались в дом, где он жил, или в кабак, где пил, или в притон, где спал, и почтительно приглашали его следовать за ними, изымая, так сказать, из обращения на сколько-то дней или месяцев. Поэт был упрям и горд, голосу благоразумия внимать не желал, и подобные происшествия случались часто, а характер Кеведо портился непоправимо. Тем не менее он оставался душой всякого застолья и верным, испытанным другом своих друзей."
[Артуро Перес-Реверте "Капитан Алатристе"]