Беседы Уильяма Голдинга. Смешные рассказы о войне

Средняя оценка: 8 (1 vote)

Б а й л с. Во время войны вы были как-то связаны с научно-исследовательской организацией, руководимой лордом Черуэллом.

Голдинг. Я начал войну как рядовой матрос, а затем прошел подготовку и сдал экзамены на звание офицера. Помню, на экзамене был задан, среди прочих, вопрос о различии между метательным взрывчатым веществом и другими его видами. А мне все эти дела были очень интересны, и вместо ответа из двух фраз, который требовался, я преподнес три страницы текста, да еще с разными чертежами и прочим. И вот в результате внезапно меня забрали с корабля и зашвырнули в глубокий тыл, в одно чрезвычайно секретное научно-исследовательское учреждение, которое возглавлял некий профессор Линдеман: он был научным советником Черчилля, и он-то стал, в конце концов, лордом Черуэллом.
Так я пробыл почти целый год в самом центре Англии, в полной форме морского офицера, пытаясь изобрести какие-то штуки, которые могут потопить подводную лодку. Это была фантастика. Я там получил массу удовольствий, все время устраивал грандиозные взрывы.

Б а й л с. А что вы делали в Нью-Йорке, когда вас туда послали? Это тоже относилось к вашей работе?

Голдинг. Я покинул это учреждение следующим образом: мы все время работали над этой антилодочной штукой, и я делал массу опытов со взрывчаткой. И вот однажды я засунул в карман несколько капсюлей, а потом бросил на них батарейку для фонаря и взорвался. Ну вот, а когда я малость пришел в себя и меня выудили из госпиталя и привели в более или менее приличный вид, я сказал: «Ладно, пожалуй, отправлюсь-ка я устраивать взрывы в другое место, а если мне суждено взорваться, то пусть это сделаю не я сам». И вот я пришел в Адмиралтейство и говорю: «Ради бога, пошлите меня обратно в море, где все-таки есть некоторый покой!»
Они спрашивают: «А чем вы хотите заниматься?» Я им гозорю, что узнал массу подробностей насчет взрывчатки. А они говорят: «Это уже все узнали». Мне хотелось на маленькое судно, потому что большие мне как-то не по душе. На них слишком много народа. Я сказал: «А как насчет того, чтобы тралить мины?» Они говорят: «Отлично» — и посылают меня в Шотландию учиться на тральщика. Выучили и послали из Шотландии в Нью-Йорк ждать, когда вы там, на Лонг-Айленде, построите для нас минный тральщик. Просидел я там бог знает сколько, месяцев, наверно, шесть, пока судно не было готово, а затем привел его в Англию. Но к тому времени с проблемой мин уже разделались, и все были наготове, чтобы начать вторжение в Европу.
И вот я говорю: «Послушайте, у меня ужасно скучная работа, нельзя ли мне подобраться поближе к настоящему делу?» Отвечают: «Можно, почему же нельзя?» И спрашивают, что я знаю, и я тут же выпаливаю: «Взрывчатку». И они говорят: «Ну, значит, вам надо заняться ракетами». И отправили меня на одно из этих проклятых ракетных судов, и там я закончил войну. Это было очень интересно.

 

Б а й л с. Я очень мало знаю о ракетных судах. К тому же они ведь были тогда засекречены. Как это у вас делалось: вы подплывали поближе и обстреливали берег, а потом возвращались и перезаряжали орудие? Что-то в этом роде?

Голдинг. Требовалось вот что — в течение примерно двадцати четырех секунд вести обстрел, который иным способом вести было невозможно, потому что нельзя перезаряжать орудие с такой скоростью. К моменту высадки пехоты берег был уже сплошь пропахан. Едва лишь пехота достигала берега, как мы выкладывали перед ними этот самый узор. Выглядело это страшно драматично. Я производил большое впечатление на самого себя, но, должен сказать, что, к моему удовольствию, это была самая безопасная работа изо всех.

Б а й л с. Расскажите поподробнее историю, которая с вами произошла и которую истолковали совершенно превратно, — помните, как вы стояли на мостике и улыбались, словно Чеширский кот?*

Голдинг. Именно так и было, буквально, и это единственное из военных происшествий, которое я действительно помню очень живо. Нам было приказано занять остров Валкерен, а поддержки с воздуха у нас не было. Мы знали, что у судна-прикрытия одна задача: пока остальные сидят в бетонных укрытиях, мы должны двигаться взад и вперед со свирепым и геройским видом, - чтобы пойти ко дну в тот самый момент, когда десант высадится на берег. Я оценивал ситуацию весьма трезво и был очень, очень напуган. Незадолго до рассвета стал я натягивать на свою физиономию улыбку, потому что подумал: «Ну, что же делать, здесь ведь, что ни говори, флот, а я командую этой консервной банкой», и вот, чтобы показать всем, что беспокоиться не о чем, я и начал улыбаться. Я был в таком страхе, что улыбка прилипла к моему лицу и не слезала с него все утро. Нас, как положено, обстреливали, и повсюду летели разные снаряды, и гремели взрывы, и вздымались водяные каскады, а я все не мог избавиться от своей улыбки. Вся моя команда стала ходить вокруг меня и бормотать: «Значит, дела не совсем уж плохи, если Старик так радуется».

 

А потом наступил момент, когда нам предстояла уже самая настоящая пробежка за посмертной славой, а я все не мог перестать ухмыляться, и тут уж даже моя команда помрачнела — и все же люди смотрят на меня и говорят: «А вот Старик все улыбается, ему хоть бы что, для него это — сплошное удовольствие». А затем мы получаем сигнал — отменяется задание, которое было сплошной глупостью: мы должны были плыть к берегу в одиночку, на расстоянии трех миль от всех других, прямо в пушечное жерло.
Получаем мы сигнал об отмене приказа, и, понимаете, вдруг я подумал: «Бог ты мой, я буду жить!» — и улыбка моя соскочила сама собой. Я ничего не мог поделать со своим лицом. Оно просто-напросто провалилось и вытянулось. А команда говорит: «Нет, вы только посмотрите на старого мерзавца! Он разочарован, что нам не надо идти».
Это самое смешное из всего, что я запомнил о войне.

______________________
 

*Персонаж "Алисы в Стране Чудес" Л. Кэрролла

                                                                       * * *

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img821.imageshack.us/img821/774/dday2.jpg
http://img821.imageshack.us/img821/8414/kot1i.jpg

В интернете:

Электронная версия здесь

Ответ: Беседы Уильяма Голдинга. Смешные рассказы о войне

Да, вот это настоящая комедия )