Литературная симфония. I Теофиль Готье

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Стефан Малларме

I

Современная Муза Бессилия, ты, которая с давних пор преграждаешь мне доступ к знакомой сокровищнице Ритмов, обрекая (о, сладкая пытка!) на бездействие, когда я только тем и занят, что перечитываю (до того дня, как ты опутаешь меня своей неумолимой сетью — скукою, и все будет кончено) неподражаемых мастеров, чья красота ввергает меня в бездны отчаяния; противница моя — но притом и чаровница с коварными зельями, ввергающими в меланхолическое опьянение, — тебе посвящаю я в насмешку или как знать?! — в залог любви эти немногие строки моей жизни, родившиеся в милосердные часы, когда ты не отравляла меня ненавистью к Божьему творению и бесплодной любовью к небытию. Ты откроешь в них услады моей вполне бездеятельной души, которая нынче еще всего лишь женщина, а завтра, быть может, закоснеет в скотстве.
Это один из тех необычных утренних часов, когда разум мой, каким-то чудом взмыв над бледными сумерками повседневности, пробуждается в Раю, слишком исполненный ощущением бессмертия, чтобы алкать наслаждений, но глядящий вокруг с простодушием, коему словно никогда не ведомо было изгнание. Все, что окружает меня, вознамерилось хранить в неприкосновенности чистоту моих помыслов; небеса – и те не противоречат мне, и лазурь их, давно уже не омрачаемая ни единым облачком, избавилась к тому же от иронии своей красоты, что сияет там, в высях, безупречною голубизной. Час, дарующий мне мгновенное состояние благодати, которое я должен продлить тем заботливее, что с каждым днем погружаюсь во все более жестокую скуку. С этой целью — ведь душа слишком нерасторжимо слита с земною Пошлостью, — движимый желанием позднее насладиться лишь мне принадлежащею грезой, в горних высях очарования, которое охотно оплатил бы всею оставшейся жизнью, я обретаю прибежище в Искусстве и для того читаю стихи Теофиля Готье у ног бессмертной Венеры.
Вскоре едва заметное преображение происходит во мне, и чувство невесомости растворяется мало-помалу в ощущении совершенства. Все мое духовное существо — потаенная сокровищница соответствий, тесное соитие красок и цветов, воспоминания о предвечном ритме и таинственная наука Глагола — захвачено и потрясено обаянием редкостной поэзии, о коей веду я речь, — поэзии столь поразительно и изящно точной, что из сложнейших ее сочетаний рождается одна лишь ясная простота.
Что же писать мне теперь? Что писать, коли я отринул опьянение, кажущееся грубым оскорблением моему блаженству? (Вспомните: ведь я не наслаждаюсь красотою, но живу в ней!) Я не сумел бы даже восхвалить спасительное мое чтение, хотя, признаться откровенно, великий гимн звучит в моем признании, что без чтения этого я был бы не способен хоть на миг сохранить сверхъестественную гармонию, с которой медлю расстаться; какое иное средство на земле не разрушило бы безжалостным ударом контраста или внешним возбуждением то невыразимое словами равновесие, что растворяет меня в лоне блаженства? И, значит, теперь мне остается лишь умолкнуть: не то чтобы я довольствовался экстазом, родственным бездействию, но просто голос человеческий здесь неуместен, — так озеро под застывшей лазурью, не запятнанной даже бледной летней утренней луною, довольствуется тем, что отражает ее с немым восхищением, которое восторженный шепот способен лишь грубо нарушить. И однако же мои доселе сухие глаза увлажняет слеза, чье благородство несравнимо с первозданными алмазными переливами; что же это? — неужто рыдание утонченного сладострастия? Или, быть может, все божественное, неземное, что таилось в душе, вдруг изошло, словно аромат, от волшебства изысканнейшего этого чтения? Но из какого бы источника ни проистекла эта слеза, прозрачная, словно вещая моя греза, пусть поведает она о том, что чарами этой поэзии, рожденной из себя самой и существовавшей в извечной сокровищнице Идеала всех времен, вплоть до теперешнего ее возникновения в мозгу безупречного художника, душа, презревшая банальный всплеск людского восторга, способна воспарить к высочайшей из вершин той запредельной ясности, где пленяет нас красота.

  (пер. И. Волевич)

 

                           

 

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://a.imageshack.us/img291/2656/teophilegautie.jpg

Информация о произведении
Полное название: 
Литературная симфония
Дата создания: 
1864, 1880-е годы
История создания: 

Написано в 1864, выправлено в 1880-е годы. Входит в эссе "Литературная симфония", три части которой посвящены - последовательно - Теофилю Готье, Шарлю Бодлеру и Теодору де Банвилю