Парнах Валентин

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Валентин Яковлевич Парнах (Парнох)


Нечасто такое бывало в истории, чтобы в одной семье появились трое детей, каждому из которых предстояло оставить заметный след в культуре. Так случилось в семье провизора из Таганрога Якова Парноха. Его старшая дочь - Софья Парнок - талантливый поэт и литературный критик. Вторая дочь - Елизавета Тараховская - состоялась как детский писатель и драматург и ее брат-близнец - Валентин Парнах - вошедший во все джазовые энциклопедии как родоначальник джаза в России.
Первый концерт первого джаз-бэнд, собранного Валентином Парнахом, состоялся в Москве 1 октября 1922 года и считается днем рождения советского джаза. Вообще же, Парнах - пропагандист и страстный поклонник всего, что в начале 20-х годов ХХ века считалось современным и авангардным. Это его "банду", "вооруженную пивными бутылками и кружками Эсмарха" высмеяли Ильф с Петровым в "Двенадцати стульях". Парнах же находил свои эпитеты:


Дрожь банджо, саксофонов банды.
Корчи. Карамба! Дребезжа,
Цимбалят жадные джаз-банды
Фоножар.
Взвары язвительной известки,
Переменный электрический ток.
Озноб. Отскакивания хлестки.
Негр захватил и поволок
Неведомых молекул бучи,
Нахлобучил На саксофон свой котелок.
Он превосходно исковеркал
Неслыханный чуб фейерверка.
Освобождение от иг!
Причудливый, веселый негр
Изверг вдруг судороги игр,
Подрагивания новых нег!

Что у Парнаха было абсолютно оригинально и неповторимо - это танцы. Его "Жирафовидный истукан" приводил публику в неистовство. Ничего подобного Москва прежде не знала. Его эксперименты в хореографии перетекали в столь же эксцентричную поэзию:

Свой дух подъяв, остервенев,
Я грохнусь среди танца о пол.
Я стройно ребрами затопал
И – сконцентрированный гнев –
Запнусь. Внезапных пневм нажимы.
Забиться. Навзничь и плашмя.
Оркестр и кость нерасторжимы.
Я вскидываюсь. И стремя
Форм нерешенные задачи,
Являю новизну фигур,
Рванусь. Полтела. Систр . Лежачий,
Взрывая ноты, побегу.

"Ура джаз-банду! Он наш, он дитя нашего века! Ура эксцентрическим танцам! Они придут на смену классическому балету, ставшему символом ретроградской помещичьей России! Долой старое искусство, воспитывавшее неврастеников! Да здравствует зрелище, лишенное психологизма! Ура новому искусству, искусству сбросившего оковы пролетариата!" - вот что писали советские газеты тех лет.
Парнах сотрудничает с Мейерхольдом и ставит несколько танцев для его "биомеханических" пьес. Обучает фокстроту, кэйк-уоку, шимми, уан-степу и другим современным танцам молодого Сергея Эйзенштейна и других актеров в студии московского Пролеткульта. Видимо, в этом стремлении догнать время было что-то комичное, едко подмеченное Владимиром Маяковским в "Клопе". Тенью в комедии проходит некий неизвестно что написавший поэт:
“Знаменитый он теперь очень – молодежь обучает. Кого стихам, кого пению, кого танцам, кого так... деньги занимать”.
Таким увидела Москва 1922 года Валентина Парнаха. Кстати, портрет, написанный Пабло Пикассо для одного из стихотворных сборников, современники считают несколько идеализированным.
Так откуда он, рыжеватый человек без возраста, мим "с головой на шарнирах" в белой манишке, черном галстуке и пресловутых "лаковых туфлях"? Таганрогской гимназии, оконченной с золотой медалью, будет маловато. Упомянем юридический и историко-филологический факультеты Санкт-Петербургского университета и двинемся вслед за нашим героем в интереснейшее путешествие по Аравии и Палестине, Испании, Египту и Сицилии, где он собрал остатки древней и средневековой еврейской культуры, а в европейских библиотеках и архивах набрел на никому не известные стихи поэтов-маранов, жертв испанской и португальской инквизиции (писавших не на иврите, а именно на «пиренейских» языках), перевел их на русский и на французский языки. А потом - жизнь "нищая, но веселая" в кипящем искусством Париже, создание русской литературной группы "Палата поэтов", куда входили И. Эренбург, Довид Кнут, А. Гингер,
Б. Поплавский. Здесь выходят его первые поэтические сборники, а так же переводы и эссе в периодике французского авангарда. Здесь же он показывает свои танцы в рамках Салона Дада, устроенного Франсисом Пикабиа и Тристаном Тцара. Парнах - настоящий парижский "бульвардье", завсегдатай "Ротонды" и "Хамелеона", его друзья - Аполлинер, Макс Жакоб и Кокто, Модильяни, Пикассо и Ладо Гудиашвили. Здесь же, в Париже, в 1921 году, в кафе "Трокадеро", Парнах впервые слышит джаз в исполнении «Джазовых королей Луиса Митчелла»... ну и, собрав хитрый джазовый скарб, отправляется покорять Москву.
В 1941 году судьба заведет его в Чистополь и свяжет с еще одним именем - Мариной Цветаевой. Они одновременно подадут заявление в литфондовскую столовую. Парнаху "повезло". Его приняли на работу.
Умер в Москве. Похоронен на Новодевичьем. Неожиданно воскрес в 2000 году сборником Жирафовидный истукан .
\По материалам сети Интернет\

Информация об авторе
Даты жизни: 
1891-1951
Язык творчества: 
русский, французский
Страна: 
Россия, Франция
Творчество: 

Своё первое стихотворение В. Парнах написал в 9 лет. Оно начиналось строками:
«Мойсей, о, если б ты увидел
Позор народа своего …»

По рекомендации А. Блока  ранние стихи Парнаха были опубликованы в журнале В. Мейерхольда «Любовь к трем апельсинам» (№ 3, 1914), позднее там же было напечатано его эссе о танцах.

Первые стихотворные книги Парнаха вышли в Париже, их иллюстрировали Наталия Гончарова и Михаил Ларионов, а одну из них предварял портрет автора работы Пабло Пикассо.
В. Парнах переводил на русский язык произведения Ш. Бодлера, П. Верлена, А. Рембо, Ф. Пикабиа, Н. Гарнье, В. Ларбо, Ж. Сюпервьеля, Б. Сандрара, Ж. Кокто, Т. Тцара, Л. Арагона, С. Арно, Ж. Рибмон-Дессеня — с французского; П. де Кальдерона, Л. де Гонгоры, Ф. Г. Лорки, Р. Альберти — с испанского; Л. де Камоэнса — с португальского; И. В. Гёте, Н. Ленау, И. Р. Бехера, Р. Гюльзенбека, Х. Арпа, М. Эрнста — с немецкого; Я. Ивашкевича — с польского и др.

В 1925 году в Москве за счёт автора был издан первый и единственный в советский период сборник
стихов В. Парнаха «Вступление к танцам».

В сети Интернет:

***
Небольшое исследование Русского авангарда:
Сергей Бирюков. Тело языка и язык тела в русской авангардной поэзии

  • Работы (7)
  • о-уф ---------------------

    Вышел документальный фильм Валентин Парнах: не здесь и не теперь. Трейлер:

    Рецензия

    «Вот тело

    «Вот тело хрупкое пророка и танцора.

    Вместившее огромный дух...

    Ты хрупок стал от частых голодух.

    От негрской музыки и от движений скорых.

    О ручки детские! Ботинки «gargonet».

    Воротнички тридцать четвертый номер

    (Любой поэт от удушенья б помер)

    Шерсть рыжая на брюхе и спине.

    Эротоман ужасно изощренный.

    Неисчерпаемый в мечте ночей.

    На дню же - целомудренно ничей

    И женским посягательством смущенный.

    Прости, наставник, дерзкий мой язык:

    Создателю размеров беспримерных

    Не повредят укусы своры верных

    И смех кинематографических заик».

    (А. Гингер «Валентину Парнаху», 1921 г.)

    И дополнение к биографии:

    В конце 1931 года Парнах вновь приезжает в Россию. Уже не звучат парадные фанфары, уже вышла статья М. Горького «О музыке толстых» (1928). «...Вдруг в чуткую тишину начинает сухо стучать какой-то идиотский молоточек: раз, два, три, десять, двадцать ударов. И вслед за ними точно кусок грязи в чистейшую, прозрачную воду, падает дикий визг, свист, грохот, рев, вой, треск. Врываются нечеловеческие голоса, напоминая лошадиное ржание, раздается хрюканье медной свиньи, вопли ослов, любовное кваканье огромной лягушки. Весь этот оскорбительный хаос бешеных звуков подчиняется ритму едва уловимому, и, послушав эти вопли минуту, две, начинаешь невольно воображать, что это играет оркестр безумных, они сошли с ума на сексуальной почве, а дирижирует ими какой-то человек-жеребец, размахивая огромным фаллосом...» - так писал о джазе великий пролетарский писатель.
    С сайта кино-театр

    (пишут, что П - жуткий сионист)

    Парнах Валентин

    Очевидно, обвинения в сионизме вычитывают из его стихов, вроде -этого
    Высланные
    (1914-1917)
    Вповалку и по накладной!
    Евреи в вони скотского вагона,
    После резни очередной.
    Вот где цвести вам, пальмы Соломона!

    Тупеет взгляд и память похорон.
    Блокада поездов острожных.
    "Не выходите на перрон
    При остановке неблагонадежных!"

    Чередованье рвот
    Родильного-молитвенного дома.
    Среди болот
    Ковчег с начинкой мяса для погрома.

    или ,этого

    Мазурские болота

    В однообразии жестоком сел
    Метался полк, насилуя и грабя.
    И в дебри непомерные забрел.
    И дрогнули разверзлись эти хляби...
    О как внезапно первый шаг увяз!
    Рванулись,-Глубже!-Вновь.-И нет опоры!
    Себя губили сами, Каждый час
    И каждый шаг им были приговоры,
    Есть ужас:вдруг почуять глубину!

    Что ж!посланные роковым приказом
    Монарха-идиота на войну,
    Вы предавались ядрам и заразам!
    А ныне отходили вы ко сну
    Так медленно в тяжелые болота.
    И нагло-равнодушная зевота
    Вас пожирала.Струнно мошкара
    Над вами пела. С музыкою рота
    Прошла вдали.И снова вечера.
    Здесь забывались отпуски и даты...
    И бешено барахтались солдаты.
    С немолчным воплем руки простирал
    Их сонм. Но дико стыл простор косматый.
    И стонов необузданный хорал
    Он заглушал и медленно карал!
    И если простодушный шел на зов,
    На многодневный гул в лесах единый,-
    Спасать товарищей он был готов.
    Цеплявшихся тянул он из трясины.

    Но сам? Уже скользит его нога.
    Он оттолкнет ударом сапога...
    Так отбиваться в этот час звериный
    От бреда, прокаженного,врага.
    И каждое движенье было промах!
    Спасаемый вернее погибал.
    И бился тяжело невольный бал,
    Собранье несуразных насекомых!

    Ну, и кроме этого еще и регулярно встречающийся в его стихах, в негативных контекстах -"хам курносый", вероятно, добавляет поэту сионисткой окраски.