История Тома Джонса, найденыша

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Генри Филдинг

Действие романа происходит в графстве Сомерсет, по дороге в Лондон и в Лондоне.  В 1720-ые-1740-ые годы.   Время действия основной части романа в 1745 году,  когда  Молодой  Кавалер  (или  Молодой  Претендент)  Карл-Эдуард высадился, при поддержке французов, в Англии, чтобы вернуть корону Стюартам.

Есть люди, которые не могут читать "Тома Джонса". Я имею в виду не тех, кто вообще ничего не читает, кроме газет и иллюстрированных еженедельников, и не тех, кто не читает ничего, кроме детективных романов; я имею в виду тех, кто не возражал бы, если б его причислили к интеллигенции и кто с восторгом читает и перечитывает "Гордость и предубеждение", и с самодовольством "Миддлмарч", и с великим почтением - "Золотую чашу". Очень возможно, что они никогда и не думали о том, чтобы прочесть "Тома Джонса"; но бывает и так, что они пробовали, а дело не пошло. Им стало скучно.
...
И тогда я спрашиваю себя, что же отвращает их от книги, которую Гиббон назвал великолепной картиной нравов, которую Вальтер Скотт хвалил за правду и человеческую природу, которой восхищался и пользовался Диккенс и о которой Теккерей написал: "Роман "Том Джонс" воистину прелестен, по конструкции это просто чудо; мудрые мизансцены, сила наблюдательности, множество удачнейших оборотов и мыслей, разнообразный тон этой великой комической эпопеи держат читателя в непрерывном восхищении и ожидании". Или нынешнего ч
итателя не может заинтересовать образ жизни, нравы и обычаи людей, что жили двести лет назад? Или дело в стиле? Стиль легкий, естественный. Кто-то, не помню кто, - возможно, друг Филдинга лорд Честерфилд - сказал, что хороший стиль должен напоминать разговор культурного человека. Это как раз то, что можно сказать о стиле Филдинга. Он беседует с читателем и рассказывает ему историю Тома Джонса, как мог бы рассказать ее, попивая вино, гостям, собравшимся к нему на обед. В выборе слов он не стесняется, ни дать ни взять - современный писатель. Прелестная и добродетельная Софья, судя по всему, была привычна к таким словам, как "шлюха", "байстрюк" и "тварь", и еще то слово, которое Филдинг по не вполне понятной причине изображает так: "с-ка". Да что там, бывают минуты, когда ее отец, сквайр Вестерн и ее называет такими именами.
В разговорной манере писать роман, в методе, которым автор берет вас в поверенные и сообщает вам, как он относится к персонажам и к ситуациям, в какие они попадают, - имеется и серьезная опасность. Автор все время стоит с вами рядом и тем мешает вам войти в непосредственное общение с лицами, о которых ведет речь. Порой вас раздражает его морализаторство, а если он пускается в отступления, вам очень легко заскучать. Вы не жаждете услышать, что он думал о чем; вы хотите, чтобы он рассказывал дальше. Отступления Филдинга почти всегда уместны или забавны, единственный их недостаток в том, что без них можно отлично обойтись. Однако они коротки, и у него хватает воспитанности просить за них прощения. Его добрая душа так и светит сквозь них. Когда Теккерей неразумно решил ему подражать, он показал себя жеманным святошей и к тому же (невольно ловлю себя на подозрении) неискренним.
Эссе, которыми Филдинг предваряет одну за другой "книги" "Тома Джонса", он, вероятно, написал, когда роман уже был закончен. Они не имеют почти никакого отношения к самим "книгам", ему же, по его признанию, доставили кучу хлопот, и начинаешь думать, зачем он вообще их писал. Он не мог не знать, что многие читатели сочтут его роман низким, не слишком нравственным, а возможно, даже непристойным, и, может быть, решил, что эти эссе несколько сгладят такое отношение. Сами эссе вполне разумны, порою необычайно умны, и когда хорошо знаешь роман, читать их можно не без удовольствия; но всякому, кто читает "Тома Джонса" впервые, право же, лучше пропускать их. Композиция "Тома Джонса" вызвала хор похвал. Д-р Дадден сообщает нам, что Колридж воскликнул: "Каким мастером композиции был Филдинг!" Скотт и Теккерей равно хвалили его. Второго из них Дадден цитирует так: "Моральна или нет эта книга, - пусть о ней судят только как о произведении искусства, и всякий поразится столь удивительному проявлению человеческого мастерства. В книге нет ни одного, даже самого мелкого эпизода, который не двигал бы сюжет, не вытекал из предыдущего и не составлял бы неотъемлемой части единого целого. Такого литературного "провидения", если позволено мне употребить это слово, не найти больше нигде в художественной литературе. Из "Дон Кихота" можно вырезать половину, в любом романе Вальтера Скотта можно добавить, изменить или переставить что угодно, и ни тот, ни другие не пострадают. Родерик Рэндом и герои его толка переживают ряд злоключений, в конце которых на сцене появляется скрипач и играет свадьбу. Но в истории Тома Джонса самая первая страница крепко связана с самой последней, и только ахаешь при мысли, как мог автор создать и носить всю эту конструкцию в мозгу, прежде чем перенести на бумагу".

***
Тут не обошлись без преувеличений. "Том Джонс" построен по образцу испанских плутовских романов и "Жиль Блаза", и простая его структура вытекает из особенностей жанра. ..
Соммерсет Моэм

спектакль
 Создавая "Тома Джонса", Фильдинг уже знал, что рождается великая  вещь. Несколько тысяч часов, проведенных за письменным  столом  в  обществе  Тома, Софии, Партриджа, достойного сквайра Олверти,  его  недостойного  племянника Блайфила (сделаем эту уступку  традиционному  русскому  переводу:  англичане произносят эту фамилию "Блифил") и их соседа сквайра Вестерна,  окончательно
убедили его, что талант комедиографа,  которым  наградила  его  природа,  не пропал  втуне.  Явилась  на  свет  несравненная  комическая  эпопея,  и  все сделанное до этого, как ни велики собственные достоинства этих произведений, было, оказывается, лишь подготовкой к ней.     Как  истинный  писатель  Просвещения,  этого  "Века  Разума",  Фильдинг стремится  еще  и  осмыслить  свой  успех  теоретически,  закрепить  его   в рациональной, логически выстроенной системе. Отсюда - своеобразие композиции "Тома  Джонса".  Он  состоит  из  собственно   повествовательной   части   и вступительных глав к  отдельным  книгам.  "Том  Джонс"  это   одновременно  и увлекательный роман, и не менее увлекательный  трактат  о  романе.  Фильдинг обосновывает в  своих  "предисловиях"  права  и  возможности  нового  жанра, создателем и законодателем которого себя провозглашает. В них же высказывает свои   нравственные  взгляды,  давая  своеобразный  комментарий  к  поступкам героев. И в них же сражается со своими врагами. XVIII век вообще не делал в этом смысле  большого  различия  между  романом,
журналом, даже газетой, а комический жанр, в том  числе  комическая  эпопея, как назвал  свой  роман  Фильдинг,  был  этому  особенно  подвластен.  Роман Фильдинга широко открыт жизни. В  этом  одно  из  условий  его  реализма,  и действительность воссоздается на страницах "Истории Тома  Джонса"  в  формах самых конкретных. Улицы  городов  и  почтовые  тракты,  питейные  заведения, кофейни и таверны названы их настоящими именами,  люди  (во  всяком  случае, значительная их  часть)  -  тоже.  Десятки  реальных  личностей,  начиная  с известных парламентских деятелей  и  кончая  какой-нибудь  портнихой  миссис Хасси, переполняют роман.
***
Из  всех  форм  романа  Фильдинг избрал наиболее вместительную. Направление его  поисков  наметил  Сервантес. "Том Джонс" приземленнее "Дон Кихота", у него много других отличий, но  сама
форма романа,  где  повествование  открыто  ведется  от  автора,  определена влиянием Сервантеса
***
"Том Джонс" нисколько не пародиен. Жанр конституировался и живет по своим законам.
***
 Фильдинг, создавший в  "Томе  Джонсе"  образы  удивительно  для  своего времени убедительные и полнокровные,  еще  не  достиг  все  же  той  полноты растворения прототипа в образе, которая характерна для писателей  следующего века. Отсюда известная двойственность его персонажей.      Больше всего это относится к  сквайру  Олверти.  Далекий  от  намерения изображать ходячие олицетворения добродетели или порока, Фильдинг достаточно
строго придерживается в начале романа этого принципа и по отношению к самому высоко ценимому своему герою. Чем добрее, душевней,  бесхитростней  Олверти, тем легче его обмануть...Перейдя незримую черту, отделявшую его от совершенного идеала, Олверти исчез как конкретный и убедительный  образ.  Фильдинг  воздал  хвалу  Литтлтону  и Аллену, но нанес непоправимый ущерб своему герою.
***
В какой-то мере это можно сказать и о Софье. Она  подвержена  множеству маленьких женских  слабостей  и  лишена  пороков.  Что  ж,  и  без  них  она достаточно убедительна...Софья  несовершенна  как
художественное творение  именно  потому,  что  столь  щедро  наделена  всеми мыслимыми совершенствами.
***
И разве не столь же удивительны многие качества Тома  Джонса,-  скажем, его непонятно где приобретенное понимание театра? Но,  как  говорилось,  Том Джонс весьма  близок  к  своему  создателю.  Многие  взгляды,  приобретенные писателем  на  протяжении   жизни,   выражаются   устами   молодого   героя, "накладываются" на образ, не вполне для этого подходящий.      Не следует, впрочем, забывать: мы смотрим на этот роман глазами  людей, уже знакомых с  произведениями  Диккенса  и  Теккерея  -  писателей,  которые
сумели достичь более высокой степени художественной цельности. Вспомним и  о том, что добились они этого не  в  последнюю  очередь  благодаря  тому,  что опирались на великие творения Фильдинга. У людей XVIII века  не  было  этого нашего преимущества (или, может быть, недостатка?), этой  нашей  способности бросить взгляд на роман  из  более  далекого  времени.  И  они  воспринимали "Историю Тома Джонса, найденыша" как образец никогда  еще  до  той  поры  не
достигнутой объективности, жизненной  достоверности.  О  главном  герое,  по отношению к которому современный читатель не может не  испытывать  некоторых претензий, Фридрих Шиллер - не только великий драматург, но и замечательный, широко образованный и беспощадно правдивый критик - говорил как  о  человеке
совершенно живом. Он  восхищался  Фильдингом  именно  как  создателем  этого образа.
***
К тому же подобного рода оговорки необходимы по отношению  не  ко  всем героям романа. Один из них не нуждается в них абсолютно. Это -  отец  Софьи, сквайр Вестерн.      Если бы подобное сравнение  мало-мальски  подходило  этому  грубияну  и пьянице, сквайра Вестерна следовало  бы  назвать  жемчужиной  "Истории  Тома
Джонса", а может Сыть, и всего творчества  Фильдинга.  Это  образ  абсолютно законченный, выразительный, что называется - без сучка,  без  задоринки.  И, конечно  же,  необыкновенно  жизненный,  во  всем  соотносимый   с   пьяной, разгульной "сельской Англией" XVIII века.
***
Фильдинг, как он заявил, пишет роман о человеческой природе. Для  XVIII века эти слова значили очень много. Просвещение  пыталось  чуть  ли  не  все вопросы решить через человека, и, значит, надо было  понять,  что  он собой представляет...   Чем шире изображал он общественные пороки, тем решительнее  противопоставлял  им
человеческое качество, ценимое выше всех остальных,- доброе сердце. ***
В характере Тома Джонса есть что-то от людей Возрождения. Он  человечен и поэтому импульсивен,  легко  поддается  своим  порывам,  им  руководят  не расчет, а сердце. Он ведет себя по принципу "делай что хочешь".

Ю. Кагарлицкий. Великий роман и его создатель
обложка
Экранизации
Фильм 1963 года "Том Джонс")
минисериал "The History of Tom Jones, a Foundling" 1997 года eng
Существуют также три оперы"Том Джонс"
1764 года (eng ) Франсуа-Андре Даникан Филидора
1907 года  (eng ) Эдварда Джермана. 
И опера  1975 года Стивена  Оливера 

Информация о произведении
Полное название: 
История Тома Джонса, найденыша, The History of Tom Jones, a Foundling
Дата создания: 
1749
История создания: 

Не  только  внешний  мир,  изображенный  в  "Томе  Джонсе",   это   мир одновременно реальный и вымышленный...Олверти  это  отчасти  Джордж Литтлтон - школьный товарищ Фильдинга, много ему потом  помогавший,  отчасти Ральф Аллен, тоже добрый гений фильдинговского семейства, человек  из  иной, гораздо более низкой среди, но сумевший,  пользуясь  английским  выражением,
"сам себя сделать". Софья  Вестерн  это  покойная  жена  Фильдинга  Шарлотта Крейдок. И, наконец, Том Джонс - действительно человек хорошо, много  больше других знакомый автору. Судя по всему, это сам  Фильдинг,  каким  он  помнит себя в молодости. Так, во всякой случае, полагал  Теккерей.  И  хотя  автор, конечно же, много выше своего  персонажа,  многое  в  духовном  облике  Тома Джонса заставляет вспомнить его создателя.
Ю. Кагарлицкий. Великий роман и его создатель

Том Джонс

Практически ничего нет - пришлось переводить статью из Пост.
Я с ней почти полностью согласна. 

Ответ: История Тома Джонса, найденыша

И все равно - плюс огромный! Без Тома Джонса нам никак! Важнейшая позиция )) Спасибо!

Ответ: История Тома Джонса, найденыша

Если бы был "Робинзон Крузо", то английский 18 век можно было считать заполненным (в основном). Но я его так и не прочла.

Ответ: История Тома Джонса, найденыша

Нет сейчас времени делать робинзонаду (( Может, по приезде. Хотя, если такой режим сохранится, до страниц доберусь не скоро ((