Флейтист

Средняя оценка: 6 (2 votes)
Полное имя автора: 
Julian Tuwim, Юлиан Тувим

В столичном оркестре служил флейтистом
Человек седой, веснушчатый, тощий.
Гремели симфонии грозною мощью,
А он в свою флейту насвистывал.

Воспаленные веки, дрожа, опускал он
И сладко млел в мучительном спазме.
Оркестр гремел могучим финалом
В свирепом энтузиазме.

Худого, веснушчатого флейтиста
Вдохновляла пани из третьего ряда.
Как даль легенды во мгле золотистой
Была эта пани в блеске наряда.

Флейтист свистел в неистовом раже
О том, как он исстрадался, бедный.
О, пусть о тоске его ей расскажет
Этот писк, этот писк победный!

Пусть встанет она и нежной ладонью
Пошлет ему поцелуй воздушный!...
Вскочил на стул человек тщедушный,
Глядите, – он встал над симфонией!

Обезумевший, он кричит вдохновенно,
Кулаки в исступленье сжимая,
Что флейта его не слышна совершенно,
Что пани не знает, не знает!...

Еще грохочут трубы, тромбоны,
И скрипки еще продолжают охать,
А по рядам уже ропот смущенный
Катится переполохом.

Перевод М. Живова

***
Flecista

Byl piegowaty maly flecista
W wielkiej stolecznej orkiestrze,
Grzmiace melodje targaly przestrzen,
A on w swoj flecik swistal.

Oczki kaprawe blogo przymykal
I mdlal w lkajacym spazmie.
Burza huczala grozna muzyka
W szalonym entuzjazmie.

Gral piegowaty maly flecista
Dla pani w czwartym rzedzie.
Byla to pani modro-zlocista,
Jak mglawa dal w Legendzie.

I dal plucami i piszczal o tem,
Ze placze noca i teskni!
Niech jej opowie straszna tesknote
Ten pisk, ten pisk zwycieski!

Niech ona wstanie i swieta dlonia
Z ust pocalunek mu przesle!
--- Patrzcie --- powstaje, staje na krzesle
Flecista nad symfonja!

--- Patrzcie --- on krzyczy i bije w szale
Piesciami w natchnionym gniewie,
Ze jego fletu nie slychac wcale,
Ze ona o niczym nie wie!

I jeszcze rycza traby, puzony,
Wiole zanosza sie szlochem,
A juz do rzedow zamet sklebiony
Runal spietrzonym polochem!

Информация о произведении
Полное название: 
Flecista, Флейтист
Дата создания: 
1923
История создания: 

Из сборника "Четвертый том стихов" (1923)

Ответ: Флейтист

Почему-то вспомнился Саша Черный... или Хармс. :)

И еще одно из этого же сборника:

Горбун

Красивые галстуки, выбор богатый,
Но мне ни к чему – я горбатый.

Мне был бы к лицу этот красный
Или тот полосатый,
Но напрасно:
Кто заметит их на горбатом!

Хотя бы радугой переливался,
Пестрее пестрого был узор –
Никто не скажет: «Прекрасный галстук!»
Каждый скажет: «Ужасный горб!»
 
Мне бы шарф подлинней, нарядный на диво,
Я сумею его завязать
Так ловко и так красиво,
Что вам меня не узнать.
«Ах, ах, – зашепчетесь торопливо, –
Ужасный горб, но скажите,
Этот шарф... Почему вы на нем висите?...»

Перевод М. Живова

Ответ: Флейтист

И еще одно... уже точно "хармс" и нечто шагаловское :)

Парикмахеры
                                               Чаплину

Вдоль стен пустой парикмахерской парикмахеры
                                                        дремлют часами,
Ждут, глядят – нет клиентов, томятся, без дела
                                                                  шатаются,
Сами бреются, сами стригутся – все сами и сами.
Перемолвятся словом, задремлют, всхрапнут
                                                и опять просыпаются.

Смотрят в окна – в окнах по-прежнему пусто.
Смотрят в зеркало – в зеркале тоже одни
                                                                парикмахеры,
Чисто выбриты, скорбно приглажены, пудрены
                                                                           густо,
Как с картинки, красивые, тупо глядят
                                                                 парикмахеры.

Читают газеты, свистят, ищут прыщик на коже,
Ходят-бродят, ожидают чего-то покорно,
Перед зеркалом кланяются, строят зеркалу рожи
И зевают, глотают воздух снотворный.

Назревает гроза, посинело вокруг, петухи
                                                                    распевают.
Парикмахерам страшно, забегали – слышите:
                                                                             гром!

Парикмахеры плачут, поют, парикмахеры
                                                                  ошалевают,
То стоят истуканами, то срываются с места бегом.

Шевелятся с опаской, дрожат до сердечных колик,
Озираются тоже с опаской, стоят осторожно.
Зачарованно смотрят на сверкающий никелем
                                                                            столик,
Что-то шепчут при этом беззвучно, тревожно.

И потом, одурев, лезут на стену, машут руками,
В плоском зеркале – плоские («Вон оно, там!»),
Парикмахеры пляшут, вопят и, подхваченные
                                                                     сквозняками,
Стаей ангелов впархивают в зеркальные плоскости
                                                                                   рам.

Ю. Тувим, перевод Д. Самойлова
(Сборник «Чернолесье», 1929)