Ответ: Чевенгур

Ответ: Чевенгур

Вы думаете? Имхо, у Шекспира Гамлет не шутками разговаривает, а иносказаниями, порой очень злыми, вовсе не ироничными, а просто окорбительными, как плетка. "Быть или не быть" или "Бедный Йорик" - совсем не смешно, а очень даже серьезно. Предельно серьезно. Без тени иронии в сути, даже если она присутствует в манере выражаться. И в трагедии Отелло тоже ничего смешного нет. Это лобовое столкновение с иным миром, миром другого, более мелкого масштаба, но - более всесильным. И Розенкранц с Гильденстерном могли бы быть сатирическими образами, если бы не сыграли столь зловещую роль. А вот это уже за рамки сатиры выходит.
А вот что касается Платонова... Не зря все в один голос здесь говорят именно об утопическом жанре. Он, конечно, не мечтает жить при таком коммунизме, он просто его другим не видит. Это даже не утопия, а просто видение нового мира, без осуждения или восторга, потому что он такой есть. Для антиутопии нужен скрытый элемент протеста, осуждения, желания, чтобы это будущее никогда не наступило, который у Платонова отсутствует. В некотором смысле это похоже не "Двенадцать" Блока: разгул всех человеческих и нечеловеческих стихий, и "впереди - Иисус Христос".

Чевенгур By: ты-то (33 replies) ср, 2008-07-09 15:10