трэш

Могутин Ярослав

Средняя оценка: 1 (1 vote)
Полное имя автора: 
Ярослав Юрьевич Могутин
Информация об авторе
Даты жизни: 
род. 1974
Язык творчества: 
русский, английский
Страна: 
Россия, США
Творчество: 

- http://az.gay.ru/authors/contemporary/mogutin.html

- http://mitin.com/people/mogutin/index-2.shtml
- http://www.lookatme.ru/flows/knigi/posts/45607-yaroslav-mogutin-stehi
- http://vladivostok.com/Speaking_in_tongues/toronto.html
- http://lib.rus.ec/a/8402
- http://www.vavilon.ru/metatext/mj54/mogutin.html
- http://lib.babr.ru/index.php?book=2311
- http://rubtsov.penza.com.ru/symbioz/11/mogutin.htm
- http://www.100tomov.ru/ero/Mogutin_YAroslav/Amerika_v_moih_shtanah.gz/1/
- http://www.vmt-com.com/gayrussia/mogutin/Book.html

...автор, о котором я хотел бы сказать, - это не совсем проза, скорее уж нечто, находящееся на перепутье между поэзией и прозой: Ярослав Могутин. У него есть проза в традиционном понимании - например, "Роман с немцем", но это мне менее интересно, чем его пост-гинзберговские верлибры - вот они мне нравятся очень. Помимо драйва и умения завораживать читателя, я ценю в них взрослую, хладнокровную миметическую точность. Он умеет описывать реальность - качество, не очень распространенное среди современных литераторов. Он может описать какого-нибудь полусумасшедшего бельгийца в кафе, который разговаривает с собственным кулаком, как с головой собеседника, - и я вижу эту картинку, наблюденную зорким могутинским глазом. Его миметическая хищность гораздо важнее шокинга, который временами однообразен.
- Шокинг для него - средство.
- Да, средство, механизм, который иногда, к сожалению, становится у него единственным содержанием текста. 

Его можно не замечать. Можно рвать его статьи в клочья (а заодно и те газеты, которые о нем охотно и помногу пишут). Но сам факт существования циничного, наглого и абсолютно равнодушного к общественному мнению юноши вынуждает нас представить Могутина читателям.

Павел Андреевский. Не спать! 5/95

Судьба выплюнула его на панель жизни в нужное время и в нужном месте. Он появился в постперестроечной Москве в возрасте 16 лет, после чего все пошло и поехало. Мистификатор и скандалист по сути, Могутин стал ярчайшим представителем перформанса 90-х годов.

Борис Зацепин. Печатный орган, 80/96

...Есть некоторый феномен Могутина, от чего глупо прятаться: 20 лет, образования никакого, а знают многие...

Дмитрий Быков. Столица, 34/94

Юноша из подмосковного поселка, Могутин, конечно, нахал. Но на то ему и 20 лет. Когда ему стукнет 40, нахальство станут называть "уверенностью мастера". Могутин талантлив, и талантлив без натуги, легко, спокойно и элегантно. Надеюсь, что это не пройдет с возрастом.

Эдуард Лимонов

Пожалуй, только Могутин усвоил уроки Лимонова творчески. Его "новый журнализм" действительно производит убедительное впечатление. Это, на первый взгляд, анахроничное возрождение старинного жанра "физио-логического очерка" не является лимоновской заслугой и остается едва ли не единственным продуктивным путем, нащупанным "другой прозой".

Николай Климонтович. Коммерсант-Daily, 23.10.93

В сравнении с "новыми литераторами" я вижу в Могутине шаг вперед. Нарбикова, Виктор Ерофеев, Олег Дарк, Владимир Сорокин достигли степеней известных (в литературном рейтинге), топя в крови, дерьме и сперме воображаемых героев. Гуманисты! Как они отстали от жизни. Новая журналистика топит в дерьме живых людей... Могутин бросается в культуру, словно слон в посудную лавку: вломится, разворошит, обхамит людей, мизинца которых не стоит. Очень хочется Могутину влезть в литературу (которая для одних башня из слоновой кости, для других - вшивый рынок) - и как можно более коротким путем. Хотя бы per anum. Влезть, забуриться там, расшуметься от Москвы до Нью-Йорка, не пропустив ни одного города, ни одной тусовки. Что ж, "это многих славных путь"...

Александр Вяльцев

Ярослав Могутин мог бы, пожалуй, возглавить направление поп-критики. Талантливый, яркий, с чуткой интуицией, с завидной, панорамной широтой взглядов, энергичный, он - лучший критик сегодняшнего дня.

Ефим Лямпорт. Независимая газета, 18.02.94

Могутин, напечатавший подряд несколько экстравагантных газетных статей, избрал маску "провокатора", разоблачителя и обвинителя, а еще эпатажно заявил нынче модный гомосексуальный подбой творческого поведения (здесь мы проходим ускоренную западную школу обучения, как литературного, так и театрального)...

Наталья Иванова. Знамя, 5/94

Могутин - человек весьма молодой и скандальный. Он сознательно эпатирует окружающих. Иногда - более чем странными привязанностями, порой - внешним видом. Но самое главное - темами своих статей. После ряда его публикаций в определенных кругах стало модно сказать к слову: я бы этому Могутину руки не подал! Причем говоривших ничуть не смущало то, что скорее всего Ярослав с рукопожатием в их адрес тоже бы не поспешил.

Юлия Рахаева. Новое Время, 46/93

Ярослава Могутина заваливают письмами со всех концов необъятной родины: называют его чуть ли не пророком, именуют "нашим знаменем". Умоляют выслать в подарок использованный презерватив, какую-то личную вещь, просят прислать на память фото в стиле "ню"...

Аэлита Ефимова. Совершенно Секретно, 11/94

Его причисляют к "серебряной молодежи", а он делает имидж на воровстве в Америке и промышляет публицистикой в "Независимой газете". Из характеристик: Тщеславен. Умен. Расчетлив. Откалывает финты. Назначает друзьям проводы, будто его "забривают" в армию, а сам, тем временем, улетает за границу. Негодяй, "советский Рэмбо", "партхам в переходный период", новоявленный Остап Бендер, художник, критик, поэт, вундеркинд. Авантюрист, сын английского шпиона и родственник Эдика Лимонова, уроженец города Кемерово. Это всё он, Могутин. Герой нашего времени?.. Судите сами.

Григорий Резанов, Татьяна Хорошилова
Экспресс-газета, 30.11.93

...Успех потрясающий! Рассказывают, что подписчиков тошнило прямо на статью Я. Могутина...

Элина Николаева. Московский комсомолец, 15.10.93

Могутин стал одним из самых известных московских журналистов даже несмотря на то, что он уже не пишет так много, как раньше. Студенты вешают его статьи на стенах в общежитиях и университетах. В метро можно нередко увидеть людей, читающих его публикации, размноженные на ксероксе. Даже его старые материалы продолжают ходить по рукам. "К сожалению, люди в России сейчас меньше читают и больше смотрят ТВ. Поэтому меня все больше привлекает идея манипулирования масс-медиа", - говорит Ярослав.

Соня Франета. Bay Times, 28.07.94

Весь его талант заключается в исключительной наглости, полном отсутствии моральных критериев (в чем могли убедиться все читатели его прежних публикаций) и умении создавать вокруг себя скандалы. На этих скандалах все и держится, ибо сам по себе Ярослав Могутин - полное ничтожество, вовремя понявшее, что всегда можно прославиться за счет той знаменитости, которой ты нахамишь.

Дмитрий Быков. Собеседник, 31/96

Его журналистика очень стильна, смешна и иногда абсурдна. Но также это - голос оппозиции, который иногда может быть реакционным... Каждое его появление в свете - повод для сплетен и информации в колонках светской хроники. Прибавив к этому еженедельные письма поклонников и угрозы в его адрес, можно понять, что Могутин - тип журналиста-знаменитости, не имеющий настоящих аналогов в Америке.

Лори Эссиг. Lesbian & Gay New York, 2/95

Могутин отклонил предложение Жириновского стать его пресс-секретарем, но тем не менее голосовал за него, будучи уверенным, что поддерживает аутсайдера, не имеющего реальных шансов на победу. Молодой (около двадцати лет, по моим подсчетам), внешне привлекательный (изящное телосложение, оленьи глаза, кудрявые блондинистые волосы) и самовлюбленный (с раздражающей регулярностью он выдавал грандиозные статьи, провозглашающие его собственную значимость), Могутин писал игриво скандальные материалы о сексуальности известных персонажей культуры и садомазохистском подтексте советской политики... Могутинская откровенная гомосексуальность вызывала возмущение журналистского и политического истаблишмента. В ответ он бравировал своей готовностью якшаться с махровыми националистами и публиковаться в "правых" изданиях - отчасти чтобы пощекотать нервы тех представителей истаблишмента, которые его не принимали. Он подорвал свою патриотическую репутацию, обзаведясь американским любовником, художником Робертом Филиппини, но вскоре не преминул использовать эту связь, чтобы создать новые проблемы для властей: их публичная попытка зарегистрировать первый в России однополый брак привлекла внимание русской и западной прессы...

Дэвид Таллер. Cracks in the Iron Closet. Travels in Gay & Lesbian Russia (Faber & Faber, 1996)

...Вот Дима Холодов, наша боль и гордость, мог он написать нечто могутинское? Никогда, ни по мысли, ни по стилю! И Холодов подло убит, а Могутин рассказывает, что его "творчество изучается в четырех американских университетах"!

Илья Симанчук. Век, 8/95

...Лживость, подтасовка фактов, развязный и вульгарный стиль вынуждают меня взяться за перо и слегка осадить распоясавшегося "ниспровергателя авторитетов" г-на Могутина (как его называют многие газеты в России)...

Михаил Шемякин. Независимая газета, 12.01.94

"Опять этот Могутин!" - воскликнет недоброжелатель (и завистник). Ну да, опять, опять Ярослав Могутин. Всем известный и загадочный. Американский культуролог, английский поэт, яркий (именно так) представитель "серебряной молодежи". Пресс-секретарь разных важных лиц. Гений перформанса. Модель художника Кати Леонович и фотографа Лауры Ильиной. Участник Всероссийского фестиваля "Памяти Ярослава Могутина". Будущие биографы будут начинать так: "Родился в семье разоблаченного английского шпиона на Колыме. Из детей, родившихся там, выживали немногие. Но зато те, которые выживали..." Или, допустим, так: "Родился в городе химиков Кемерово, жил на проспекте Химиков. Из детей, родившихся там, выживали немногие. Но зато те..." 

Виктория Шохина. Независимая газета, 23.03.94

Не случайно В. Шохина из "НГ" одновременно заступается за Могутина и умиляется баркашовцами... Не случайно "национальное согласие" элитарной интеллигенции с черной сотней возникает именно на той почве, куда порядочный человек предпочитает не ступать...

Андрей Переверзев. Вечерняя Москва, 7.07.94

Поганец Могутин! Что ты - мерзкое дерьмо и жид пархатый я давно подозревал. Но последняя твоя статья о Невзорове меня полностью возмутила. Кто тебе, гаду, дал право такое писать? Невзоров - достойнейший представитель Народа Русского. На таких, как он, все еще держится наша православная держава. И ей не в силах нанести вред всевозможные педерасты Лимоновы, Могутины и т.п. Вы хотите изничтожить страну, развратить наших детей. Не выйдет, так и передайте своим хозяевам (партнерам?) из Вашингтона и Тель-Авива. Расплата близка. Вы сами подписали себе смертный приговор. БЕРЕГИТЕСЬ!!! Если ты, Могутин, такой смелый и принципиальный (как Рабинович из анекдотов), то чего ж ты тогда скрываешься под идиотским псевдонимом и не желаешь раскрыть своего настоящего имени? А я отвечу - боишься мести оскорбленного и униженного тобой Русского Народа. Но запомни - мы уже натерпелись от ваших тухлых провокаций. Хватит! Нам надоело терпеть выпады со стороны вашей кодлы. СМЕРТЬ! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ!

Анонимный факс в редакцию "Нового взгляда" (Февраль 1994)

Его материалы фантасмагоричны. На грани здравого смысла. Он уверяет, правда, что там все правда. Есть авторы, которые пишут так, что серьезный читатель сразу видит второе дно. А у Могутина просто нет второго дна. У него одна смесь накручивается на другую и доводится до состояния полной мистерии. И его вещи пользуются большой популярностью.

Владимир Линдерман. Сегодня, 23.09.94

Что же, спросите вы, привлекло мое внимание в бессмертных могутных писаниях? Казалось бы, ничего смешного, или умного, или тем более предосудительного указанный автор из-под себя не выпускал. Ограничивался в основном рассуждениями на тему мужского мочеполового фаллоса, и уж никак дерзкая мысль этого гражданина (увы, ни товарищем, ни тем паче господином именовать его рука не поднимается) не выходила за рамки взаимоотношений любезного Яр. Могутину органа с ненавистным кишечным трактом. Согласитесь, читать обо всем этом нам, регулярно пользующимся лифтами, которые провоняли мочой, вовсе не интересно и скучно.

Леонид Гвоздев. Московская Правда, 1.06.94

Ярослав Могутин - один из ярких, экстравагантных персонажей нашего времени. Многим просто невдомек, что он, как молодой, здоровый человек, играет, бросаясь в любые крайности, дабы узнать страдания, остроту жизни. Могут спросить: а что, без игры этого нет в природе? Но когда энергетика требует, когда одаренность подталкивает, когда физическое ощущение умножает духовное, то весь мир кажется величиной с булавку, и Могутин хочет носить его на воротничке собственной рубашки. А если иногда и накалывается, то боль ему кажется только сладостной.

Александр Ткаченко. Новая юность, 4/94

Статья Могутина достойна внимания. Дело в том, что она говорит больше о нынешней России, чем тома научных исследований или вечерняя программа московского телевидения за весь год... Статья Могутина - кладезь для понимания России "переходного периода"... Текст Могутина напоминает противоречивый, насквозь лживый, полуграмотный протокол следствия сталинского ГБ. Этот текст - свидетельство в пользу того, что сталинизм вернется...

Лев Наврозов. Столица, 39/93

...Министр без портфеля, писатель без единой книжки. Это достаточно символично, что "всенепременный" Могутин, издавший множество книг, от Е. Харитонова до У. Берроуза, сам находится большей частью в стихии устного существования, заботясь не об издании своих сочинений (говорят, что готов четырехтомник всего-всего), а о всякого рода жестах... Он, подобно солдатам или старухам из его поэмы "Армейская Элегия", вываливается из окон российского ландшафта, примеряя маску английского студента или мелкого нью-йоркского воришки...

Дмитрий Бавильский

Честное слово, не знаю, в чем больше цинизма - в патологических писаниях самого Могутина или в неуклюжих попытках представить его героем, пострадавшим за свободу слова...

Илья Смирнов. Экран и Сцена, 19/94

Стоит ли так уж настойчиво делать из г-на Могутина диссидента? Вернее было бы обратиться к маме несчастного Ярослава с просьбой отогреть его и пожалеть после мерзостей столичной жизни, прямиком в которые так неудачно попал ее сын с не слишком крепкой нервной организацией.

Анна Политковская. Общая газета, 2-8.03.95

...Американцы - непредсказуемые люди. Отказав во въездной визе Иосифу Кобзону (его подозревают в желании остаться в Америке или в связях с русской мафией), они предоставили визу журналисту Могутину, находящемуся под уголовным следствием... Где логика американцев? Год назад Могутин опубликовал статью "Как я воровал в Америке" - подробный отчет о своем воровстве в американских магазинах. Преступление? Или всего-навсего эпатаж? Американские дипломаты и журналисты, очевидно, рассматривали статью всего лишь как литературное произведение. Или они тоже были буйными в молодости?

Александр Шаталов. The Moscow Times, 30.09.95

В результате четырехчасового интервью с Могутиным и последующего общения с ним у меня осталось столько же вопросов о нем, сколько и ответов. Определить какое-то точное место для него в западном общественно-политическом спектре сложно, а может быть, и невозможно вовсе... Во время фотосъемки Могутина для нашей обложки, когда друг фотографа сказал, что кто-то из его родственников тоже был вынужден бежать из России, спасаясь от уголовного преследования за свои убеждения, голубые глаза Могутина сверкнули и его рот исказился в легкой усмешке: "Это добрая русская традиция - судить и сажать ни за что!" - лаконично сказал он.

Ирен Элизабет Страуд. Lesbian & Gay New York, 2/95

В настоящее время он живет в Нью-Йорке, где его никто не узнает на улицах. Однако, по его словам, анонимность здесь гораздо лучше, чем "заметное положение" в качестве известного 22-летнего писателя-гомосексуалиста в русской тюрьме...

Игорь Малахов. XY Magazine, 3/96

Карьеру можно строить не только на способностях, но и на экстравагантных заявлениях и поступках, что прекрасно понимал безусловно талантливый журналист Могутин, каждая публикация которого сопровождалась каким-нибудь скандалом. Оценить его творения по достоинству можно, лишь обладая мозгом, чувством юмора и культурным уровнем... Могутин так и не вписался в столичную журналистику, забыл молчалинский завет, все время лез на страницы газет со своими яркими, остроумными, спорными, полными здравых оценок опусами. В результате его выдворили из страны под улюлюканье коллег. Но, как учит история, не исключено, что лет этак через десять он вернется на Родину героем, под звон фанфар и гром аплодисментов, что будет столь же неадекватно его заслугам, сколь незаслуженным было его изгнание.

Марина Леско. Новый взгляд, 35/95

Русский идет! Поэт/журналист Ярослав Могутин уже шокировал Россию, теперь он шокирует Америку. Из одной крайности в другую, Могутин переместился из Гей-Сибири в Пидорскую Парилку - Манхэттан, Челси. Сейчас симпатичный славянский писатель-изгнанник работает над своей книгой. "Это будет самая шокирующая книга в истории русской литературы, - заявляет он без всякого смущения. - Я предпочитаю работать с откровенным сексуальным материалом и хочу, чтобы меня знали в качестве порнографического автора, а не эротического... Чтобы мои читатели испытывали одновременно возбуждение и отвращение..." Скоро вы узнаете о Могутине больше.

Билли Лакс. Paper Magazine, 4/97
Биография: 

- Википедия (Рус) (Eng)
- Оф.сайт (Eng)

Ярослав Могутин родился в Кемерово в 1974 году. Подростком приехал в Москву, где начал свою карьеру в качестве журналиста популярных изданий - "Независимая газета", "Московские новости" и журнала "Столица". Откровенные и провокационные публикации Могутина обеспечили ему скандальную известность и стали причиной возбуждения против него двух уголовных дел.

В 1995 году был вынужден эмигрировать из России, и получил политические убежище в США при поддержке ряда правозащитных организаций, включая Amnesty International и Американский PEN. Могутин - автор семи книг, среди которых "Америка в моих штанах" (1999), "Роман с Немцем" (2000), "30 интервью" (2001) и "SS: Sверхчеловеческие Superтексты", за которую он получил премию Андрея Белого (2001). Его поэзия, проза, эссе и интервью переведены на английский, немецкий, итальянский, японский и польский. В качестве актера снялся в фильмах Брюса ЛяБрюса "Skin Flick" (1999) и Лоры Колеллы "Останься до завтра" (Stay Until Tomorrow, 2003).

Работал моделью для многих известных фотографов, включая Алберта Уотсона, Терри Ричардсона, Дэвида Армстронга и Джека Пирсона. Могутин начал профессионально заниматься фотографией после эмиграции в Штаты. С 1999 года участвовал в многочисленных выставках в США, Канаде и Европе. Его фотографии публиковались в таких престижных журналах, как американские Visionaire, BlackBook и Flaunt, британские i-D и The Face и немецкий Stern.

Живет и работает в Нью-Йорке.

Современный русский поэт, писатель, журналист, фотограф, переводчик, актер, модель, трэш-перформер, гей-фашист и политический беженец. Лауреат премии Андрея Белого.

[голово]ломка

Средняя оценка: 7 (1 vote)
Полное имя автора: 
Гаррос-Евдокимов
Информация о произведении
Полное название: 
[голово]ломка
Дата создания: 
2002
История создания: 

В 2003 году удостоен премии "Национальный бестселлер"

[...]

Родионов Андрей

Средняя оценка: 8 (3 votes)
Полное имя автора: 
Андрей Викторович Родионов
Информация об авторе
Даты жизни: 
1971
Язык творчества: 
русский
Страна: 
Россия
Творчество: 

Автор 6 поэтических сборников, публиковался в альманахах «Вавилон» и «Авторник», в периодике. Победитель турнира «Русский слэм» (2002), впоследствии — ведущий поэтических слэм-конкурсов в московских клубах «Билингва» и «Жесть». Сотрудничал с idm-проектом «Ёлочные игрушки», с рок-группой «Окраина». Член Товарищества мастеров искусств «Осумбез» («Осумасшедшевшие Безумцы»). Панк-музыкант, лидер распавшейся группы «Братья-короли».

Шорт-лист премии Андрея Белого (2005).
Лауреат молодежной премии «Триумф» (2006). 

1. Блог в «Живом журнале» (a_rodionoff)
2. Журнальный зал
3. Топос
4. Вавилон
5. guelman.ru
6. pawlick.ru
7. на сайте "Соль">

Биография: 

Детство и юность А.Р. провел в Мытищах, что наложило известный отпечаток на все его творчество: электрички, дешевый алкоголь, наркотики, женщины, напряженная борьба с инопланетянами и разоблачение буржуазного образа жизни и буржуазного же мышления – непременные доминанты поэтики Андрея. Окончил Московский полиграфический институт. Работает заведующим красильным цехом в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Живет в Москве.

Не женат, отец двоих сыновей.

1. В Википедии (Рус)
2. Новая литературная карта России
3. Об'единение "Красный Матрос"

Русский поэт. Работает в жанре городской лирики. Известен также оригинальной экспрессивной манерой исполнения собственных стихов.

Моя история русской литературы

Средняя оценка: 5.3 (4 votes)
Полное имя автора: 
Маруся Климова
Информация о произведении
Полное название: 
Моя история русской литературы
Дата создания: 
2004
История создания: 

 

Собаки, желание, смерть

Средняя оценка: 4 (5 votes)
Полное имя автора: 
Борис Виан, Boris Vian
Информация о произведении
Полное название: 
Собаки, желание, смерть / Les chiens, le d?sir et la mort
Дата создания: 
1947
История создания: 

Единственный рассказ под псевдонимом "Вернон Салливан". Вышел вместе с романом "Мертвые все одного цвета"

Женщинам не понять

Средняя оценка: 5 (1 vote)
Полное имя автора: 
Boris Vian
Информация о произведении
Полное название: 
Elles se rendent pas compte
Дата создания: 
1950
История создания: 

После книги "Мертвые все одного цвета" Салливен написал еще два романа: в 1948 - "Уничтожим всех уродов" (самая талантливая вещь этого несуществующего автора, в которой он временами почти сливается с Вианом-писателем) и в 1950 - "Женщинам не понять". Книги были "переведены" Вианом и изданы Скорпионом. Но таким спросом, как первый роман, они не пользовались.

/из биографического очерка М. Аннинской/

Четвертый и последний роман под псевдонимом "Вернон Салливан"

А потом всех уродов убрать

Средняя оценка: 5 (2 votes)
Полное имя автора: 
Вернон Салливан, Vernon Sullivan
Информация о произведении
Полное название: 
Et on tuera tous les affreux, Уничтожим всех уродов
Дата создания: 
1948
История создания: 

После книги "Мертвые все одного цвета" Салливен написал еще два романа: в 1948 - "Уничтожим всех уродов" (самая талантливая вещь этого несуществующего автора, в которой он временами почти сливается с Вианом-писателем) и в 1950 - "Женщинам не понять". Книги были "переведены" Вианом и изданы Скорпионом. Но таким спросом, как первый роман, они не пользовались.

/из биографического очерка М. Аннинской/

Третий из четырех романов, написанный под псевдонимом Вернон Салливан. Пародия на спортивный детектив.

У всех мертвых одинаковая кожа

Средняя оценка: 3 (2 votes)
Полное имя автора: 
Вернон Салливан
Информация о произведении
Полное название: 
Les morts ont tous la meme peau
Дата создания: 
1947
История создания: 

[...] Пытаясь убедить читателей в реальности существования Вернона Салливена, в феврале сорок седьмого Виан берется за новый роман, снова о белокожих неграх - "Мертвые все одного цвета". Главного героя он назвал именем своего официального обвинителя - Дэн Паркер. Добавив к роману новеллу "Собаки, желание, смерть", Борис отдает рукопись Скорпиону, который в том же году издал книгу. Более того, с помощью одного из друзей, американца Мильтона Розенталя, Виан перевел первый роман Салливена на английский язык. Перевод был опубликован Скорпионом в 1948 в качестве американского оригинала.

/из биографического очерка М. Аннинской/

Второй роман Виана, написанный под псевдонимом "Вернон Салливан".

"У всех мертвых одинаковая кожа" (1946)  образчик так называемой садистской прозы.
/из аннотации к одноименной книге/

Я приду плюнуть на ваши могилы

Средняя оценка: 4 (1 vote)
Полное имя автора: 
Вернон Салливан
Информация о произведении
Полное название: 
J'irai cracher sur vos tombes; I Shall Spit on Your Graves
Дата создания: 
1946
История создания: 

[...] Среди новых друзей Бориса было два брата: Жорж и Жан д'Аллюэн. Оба, разумеется, страстно любили джаз, играли сами - конечно, в новоорлеанском стиле. Жорж (он же Зозо), талантливый контрабасист, мечтал играть в оркестре Абади. А Жану не терпелось завести собственное издательство. Хотя пока что все его начинания заканчивались неудачно. У издательства уже было название: "Скорпион", не хватало только захватывающего американского романа. Париж в то время жаждал американских переводных романов "черной серии", а пальма первенства в этой области принадлежала Галлимару. Настоящие американские романы взять было неоткуда, и Жан решил обратиться за помощью к Борису.
  Как-то в июле он разыскал его на Елисейских Полях в очереди перед кинотеатром и рассказал о своих бедах. Кто, как не Борис, который все на свете читал и блестяще знал американскую литературу, мог найти и перевести подходящий роман? После десятиминутного разговора судьба еще не существующего издательства была решена: Борис сам напишет американский роман, да такой, какого никто никогда не читал. Мишель авантюра пришлась по вкусу, тем более что семья едва сводила концы с концами.
  Август Борис, Мишель и Патрик собирались провести в Вандее. С ними поехали отдыхать Зозо и кларнетист Мишель Ревельотти, приятель Мишель. На море Патрик сразу заболел коклюшем, и взрослые по очереди дежурили у его постели. Сидя ночью у кровати сына, Борис писал роман, который он решил назвать "Я приду сплясать на ваших могилах". Через неделю Патрику стало хуже, и Ревельотти повез его с Мишель в Париж, а Борис остался писать книгу. Имена Борис заимствовал из нашумевших романов, географические названия выдумывал.
  [...] Мишель предложила поменять название, и Борис утвердил окончательнный вариант: "Я приду плюнуть на ваши могилы".
  К моменту выхода романа атмосфера в книгоиздательстве была уже накалена. Именно на это и рассчитывали Виан и "Скорпион", готовя свою бомбу. Два издателя, Галлимар и Робер Деноэль, обладали правами на две скандальные рукописи Генри Миллера, "Черную весну" и "Тропик Рака". Запустить обе книги одновременно им не удалось, так как в конце сорок пятого Деноэля застрелили. Ситуация с двумя романами осложнилась еще и тем, что у мориса Жиродиа, основателя издательства "Шен", оказались права на "Тропик Козерога", и он опубликовал его, усилив и без того растущее недовольство официальной общественности, которая в те десятилетия очень пеклась о моральном облике французского гражданина. Против трех книг Миллера выступала организация с пугающим названием: "Картель социального и морального действия"; во главе стоял протестант Даниэль Паркер. Шуму вокруг романов было много, Миллер раскупался на ура. А тут вдруг появляется еще один непристойный и жестокий роман, написанный каким-то нелегальным американцем! Пресса негодовала. Борис и Жан д'Аллюэн ликовали - лучшей рекламы и не придумаешь.
  Очень скоро журналисты и критики стали догадываться, что Виан никакой не переводчик, а автор книги, и речь идет о наглой мистификации. Кое-кто додумался сравнить диалоги "американского" романа с "Хрониками лжеца" и "Сколопендром", который к тому времени уже вышел, не вызвав, правда, особого интереса. Сам Борис увиливал от прямых ответов, что тоже наводило на подозрения. Сартр не верил в подлог и хвалил роман за блестящую картину противоречий амкериканского общества. Жан Ростан огорчился, что его юный друг мог сам написать такую грубую и неприличную вещь. Галлимар не скрывал удовлетворения по поводу так выросшей популярности открытого им молодого автора. Кено был заинтригован и все допытывался, правда ли то, о чем пишут в газетах. А газеты писали, что скорее всего этот про-сартровский экзистенциалистский писатель, этот джазист из пресловутого Сен-Жермен-де-Пре, этот специалист по бумаге и картону совсем не переводчик, а настоящий автор скандальной книжонки. Виан должен был как-то реагировать, и он отшучивался: "Я не могу доказать, что Салливен существует, как вы не можете доказать, что его нет. Вы вольны верить во что хотите".
  В феврале сорок седьмого "Картель" Даниэля Паркера подал в суд на автора "Я приду плюнуть на ваши могилы", обвинив его в нанесении ущерба общественной нравственности и нарушении закона о семье и браке. Но если у Генри Миллера было в Париже общество друзей, которое встало на его защиту, то Борис и Скорпион (утвердившееся прозвище Жана д'Аллюэна) вынуждены были сражаться в одиночку. Пытаясь убедить читателей в реальности существования Вернона Салливена, в феврале сорок седьмого Виан берется за новый роман, снова о белокожих неграх - "Мертвые все одного цвета". Главного героя он назвал именем своего официального обвинителя - Дэн Паркер. Добавив к роману новеллу "Собаки, желание, смерть", Борис отдает рукопись Скорпиону, который в том же году издал книгу. Более того, с помощью одного из друзей, американца Мильтона Розенталя, Виан перевел первый роман Салливена на английский язык. Перевод был опубликован Скорпионом в 1948 в качестве американского оригинала.
  Но покоя с тех пор Виан уже не знал никогда: скандальная слава нависла над ним как проклятие и сопровождала его до конца дней. Имя Виана стало одиозным. А 29 апреля 1947 к убийствам, совершенным в романе, добавилось реальное убийство. В одной гостинице мужчина задушил свою любовницу и скрылся, чтобы в одиночестве покончить с собой. На кровати рядом с телом жертвы он оставил первый роман Салливена, раскрытый как раз на сцене аналогичного убийства. Парижане забыли про Миллера и кинулись покупать ужасную книгу, толкающую людей на преступления. "Картель" Паркера возобновил обвинения, сумев привлечь на свою сторону ассоциацию ветеранов войны четырнадцатого года. Все стрелы летели в Бориса, и сколько бы он ни отпирался, никто не верил в Салливена, даже его адвокат. Не помогла и написанная Вианом статья "Я не убийца", в которой он доказывает, что всякий писатель имеет право на вымысел и вообще сосредоточен больше на своих переживаниях, чем на реальной действительности, а посему не может отвечать за реакцию читателей.
/из биографического очерка М. Аннинской/

Первый и наиболее известный роман Виана, написанный под псевдонимом "Вернон Салливан".

Катавасия в Анденнах

Средняя оценка: 7.5 (2 votes)
Полное имя автора: 
Борис Виан
Информация о произведении
Полное название: 
Trouble dans les Andains
Дата создания: 
1942-1943
История создания: 

[...] В "Разборках по-андейски" сам Борис разделяется на Антиоха де Тамбретамбра, Барона Визи (Барона д'Элда в русском варианте) и полицейского Бризавьона (Самолетогона; последние два имени - анаграммы Бориса Виана). Роман изобилует остроумными каламбурами, сногсшибательными приключениями в лучших традициях детективного романа, эротическими изысками и вообще всякими забавными невозможностями. Борис писал его в несколько приемов, переделывая и перекраивая. К маю 1943 Мишель закончила перепечатку, и рукописная книга стала достоянием всех друзей Бориса.

/из биографического очерка М. Аннинской/

Первый роман Виана, опубликован в 1966. Проба пера и поиск стиля.

На русском - в переводе А. Маркевича под двумя названиями: "Катавасия в Анденнах" и "Разборки по-андейски"

Мой брат в тоске

Средняя оценка: 2.8 (4 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет
Информация о произведении
Полное название: 
Мой брат в тоске
Дата создания: 
1994

Это совсем не то, когда какой-то человек улице рассказывает вам, что он подавлен. Это — мой брат, и он хочет покончить с собой. И изо всех людей он пришел именно ко мне, чтобы сказать это.

Менструальные боли

Средняя оценка: 3 (8 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет
Информация о произведении
Полное название: 
Менструальные боли
Дата создания: 
1994

Ночью мне приснилось, что я — сорокалетная женщина, а мой муж- полковник запаса. Теперь он директор МАТНАСа в бедном районе. У него дерьмовые отношения с окружающими.

Мы с Анат трахаемся в аду

Средняя оценка: 3.5 (4 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет
Информация о произведении
Полное название: 
Мы с Анат трахаемся в аду

Этот прямо вот отсюда


Кохи

Средняя оценка: 4.4 (10 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет
Информация о произведении
Полное название: 
Кохи
Дата создания: 
1992

Его было так легко заставить говорить. А уж если начинал, остановить было невозможно.

Ленты новостей