Daniil

О'Брайан Патрик

Средняя оценка: 10 (1 vote)
Полное имя автора: 
Ричард Патрик Расс, Richard Patrick Russ
Информация об авторе
Даты жизни: 
1914 - 2000
Язык творчества: 
английский
Страна: 
Англия
Творчество: 

Стивен кивнул головой и спустя несколько минут негромко спросил, взглянув в сторону Маршалла:

— Скажите, если бы меня подвергли дисциплинарному взысканию, то этот молодец выпорол бы меня?

— Штурман? — с выражением крайнего изумления воскликнул Джек Обри.

— Да, — отвечал Стивен, внимательно разглядывая его, склонив набок голову.

— Но он же штурман... — произнес Обри.

Если бы Стивен назвал нос «Софи» кормой, а клотик — килем, он бы не настолько ошибся. Но перепутать иерархию чинов, статусы командира и штурмана, офицера и унтер-офицера, означало настолько исказить естественный порядок вещей, разрушить вечную вселенную, что на мгновение разум молодого моряка едва не помутился. Однако Джек, хотя и не был ни великим ученым, ни знатоком стихосложения, достаточно быстро оправился и, изумленно разинув рот не более двух раз, возразил:

— Мой дорогой сэр, я полагаю, вас ввели в заблуждение термины «штурман» и «штурман и командир», — должен признаться, выражения нелогичные. Первый подчиняется второму. Вы должны позволить мне объяснить вам когда-нибудь наши морские чины. Но, во всяком случае, вы никогда не будете подвергнуты телесному наказанию, — добавил он, посмотрев на доктора с откровенной симпатией.

http://www.obrian.ru - сайт российских поклонников творчества писателя.
http://hmssurprise.org - главный англоязычный сайт поклонников.
http://usuarios.lycos.es/Monweb - сайт испанских поклонников.
http://www.jack-aubrey-stephen-maturin-serie.de - сайт немецких поклонников.

http://csforester.narod.ru - на сейте есть несколько переводов книг О'Брайана.

Биография: 

Командор Ордена Британской империи, урожд. Ричард Патрик Расс (англ. Richard Patrick Russ ) — английский писатель и переводчик. Автор культовой 20-ти томной эпопеи о капитане Джеке Обри и докторе Стивене Мэтьюрине, биограф Джозефа Бэнкса и Пикассо. Перевёл множество трудов с французского на английский, среди которых романы и мемуары Симоны Де Бовуар и первый том биографии Де Голля пера Жана Лякутюра. В 1995 году он первым получил награду Хэйвуд Хилл за вклад в литературу. В этом же году он был награждён Орденом Британской Империи. В 1997 году ему было присвоено звание почётного доктора литературы Тринити-Колледжа в Дублине.

Патрик О'Брайан практически неизвестен русским читателям. Из тех немногих, кто слышал это имя, большинство знает его как автора, по книге которого был снят фильм «Хозяин морей: на краю земли». И хотя на русском вышел перевод первой книги его двадцатитомной серии, ситуация мало изменилась.

А в то же время на Западе многие считают эти книги культовыми и называют «лучшими из всех исторических произведений написанных на английском». Официальные фан-коны, интернет-сайты, бесчисленные переиздания: что же такого открывают читатели в этих книгах, что пока недоступно нам?

Есть писатели, чьи произведения захватывают разум и воображение, заставляют думать и действовать, смеяться и плакать. И, читая даже увесистый томик, с сожалением осознавать, что очень хочется отодвинуть момент, когда придется перелистнуть последнюю страницу. На ум приходит дверь, которую писатель приоткрыл, дал заглянуть внутрь и снова закрыл, чтобы следующей своей книгой открыть другую дверцу. Патрик О'Брайан настежь распахивает эти двери и держит их открытыми так долго, что читатели не только заглядывают в его мир, но и заходят в него, даже устраиваются в нем и сами обживают его. На их глазах предстоит родиться настоящей дружбе капитана Британского Королевского Военно-Морского флота Джека Обри и врача, натуралиста и шпиона Стивена Мэтьюрина. Они познакомятся с их любимыми и их семьями, проскачут по дорогам сельской Англии и пройдут по улицам Лондона и, наконец, взойдут на борт фрегата Его Величества «Сюрприз». С Джеком и Стивеном, на квартердеке и в капитанской каюте, в матросском кубрике и на топе мачты, держа в руках подзорную трубу, брас или скальпель, в муссон или штиль, под пушечным огнем или под звуки струнного дуэта, они пройдут все моря Мирового океана, испытывая на прочность себя и корабль. Они узнают, где находится остров Отчаяния и почему так желанна синева на бизани. По ходу дела они выучат названия десятков парусов, назначение сотен деталей рангоута, испытают на себе непререкаемую власть капитана и осознают непосильный груз ответственности за жизнь сотен людей, отрезанных от мира сотнями морских миль и отделяемых от глубин лишь несколькими дюймами деревянной обшивки. У них захватит дух от вида, открывающегося с салинга грот-мачты или от долгой работы на помпе бок о бок с матросами. Они проживут с героями Патрика О'Брайана их простую и удивительную жизнь на заре XIX века, века, который начинался под грохот корабельных пушек, и под выстрелы и ржание коней на полях сражений Европы. Время Наполеоновских войн. Время Нельсона. Звездный час Британского Флота.

Всё это и многое другое поместил Патрик О'Брайан на страницы своей эпопеи, рассказанной в неподражаемом стиле с тонким английским юмором. Творец образа и ландшафта, он, как художник, немногими мазками рисует мир, который становится пугающе реальным своей громадностью и, в тоже время, огромным количеством точных деталей. Сравнивать его с другими писателями бессмысленно, но на ум, как и многим восторженным критикам, приходят Джейн Остен, Артур Конан-Дойль и даже Гомер.

Начав писать свою серию в шестидесятых, для того, чтобы отдохнуть от тяжелых сюжетов, Патрик О'Брайан не знал, что это станет делом и заслугой всей его жизни. На вопрос, почему его персонажи настолько правдоподобны, он ответил сам в письме в 1993 году:

Меня часто спрашивают, как вышло, что я начал писать о море. Это случилось так: в начале пятидесятых я закончил пару различных романов, один из них довольно приличный, наполненный страданиями и написанный с ещё большими, и мне захотелось написать книгу для развлечения. В обычном сегодняшнем романе тебе приходится изобретать всё, начиная с имен персонажей и так далее, и это может быть очень утомительным. Но в моем случае имена у меня уже были, вместе со всем течением событий, так же как это было у Гомера, Вергилия и многих других. История, которая пришла мне на ум, рассказывала о кругосветном путешествии Энсона. Он вышел в море в 1740 году во главе эскадры, чтобы воевать с испанцами в Тихом океане, что, после ужасных трудностей и лишений, он и сделал, вернувшись домой в 1744 году с одним оставшимся кораблем, но кораблем под завязку загруженным 1313843 золотыми монетами наряду с другой добычей, которая заняла тридцать две больших повозки. Вот почему я назвал историю «Золотой океан».

Так как я хотел написать книгу не для читателей определенного возраста (ведь удовольствие от чтения «Дэвида Копперфильда» или «Похищенного» находишь и в двенадцать и в семьдесят два), все, что мне пришлось сделать, это поместить мальчика, наивного паренька из Коннемары на борт корабля командора в качестве мичмана и отдать якорь.

С материалом мне повезло, и я написал книгу примерно за шесть недель (или даже меньше?), смеясь большую часть времени. Во-первых, у меня был прекрасный отчет каппелана, наряду с другими источниками той эпохи, куча документов из Британского Управления Публичных Записей, и огромные сокровища Национального Морского музея и Гринвичской библиотеки. Был очень полезен и мой собственный морской опыт, но, хотя я плавал под парусом многие годы на кораблях и с прямой, и с косой оснасткой, мои суда очень сильно отличались от кораблей Энсона, и потребовались большие исследования, чтобы передать технические детали достаточно правильно. Это, к тому же, были довольно интересные исследования в атмосфере, в которой я чувствовал себя как дома, и в очень хорошей компании, исследования, которые, со временем, провели меня через бесчисленные судовые журналы, официальную переписку, судебные материалы, приказы Адмиралтейства, мемуары и письма, написанные моряками всех рангов от адмирала флота до обычного матроса и, конечно, неисчислимые книги по морской истории, судовождению, судостроению, болезням моряков и морским сражениям.

При написании моих следующих морских романов редко бывало так,  чтоб у меня заранее было все на блюдечке: характеры, сюжет  и концовка, но мне часто удавалось найти  какой-то подходящие событие, суть которого я и использовал для своих произведений : например, я позаимствовал взятие Кохрейном ( имеется в виду Томас Кохрейн) бесспорно превосходящего по силам «Какафуэго» для «Мастер-командера», безуспешное сражение Линуа против индийцев в книге «Корабль Его Величества «Сюрприз» и столкновение капитана Риу с айсбергом в «Острове Отчаяния». На самом деле, любой, кто будет читать упомянутые места, найдет очень много следов моих заимствований, но я не стыжусь, если мне указывают на них, потому что не претендую на честь быть оригинальным. Может, лишь на честь быть довольно точным зеркалом, отражающим корабли и моряков ушедшей эпохи .

Известность к Патрику О'Брайану пришла уже в старости, когда американское издательство выпустило в свет переиздание серии. Привыкший к тому, что его книги, выходя год за годом, встречают лишь довольно теплый прием у критиков, однажды утром он проснулся культовым писателем. С тех пор количество писем от благодарных читателей, число переизданий и переводов на другие языки нарастало как снежный ком. Но писатель так до конца и остался джентльменом со странной биографией, который, казалось, решил продолжать свою историю до бесконечности.

Патрик О'Брайан умер в январе 2000 года. К моменту смерти он начал писать роман, следующий за двадцатым томом, «Синевой на бизани». Последнее неоконченное путешествие Джека Обри и Стивена Мэтьюрина, тех, чья дружба стала величайшей в современной литературе. Так и оставшись бесконечной дружбой в бесконечной истории…

А.Г.Голишев, 2005 (Часть материала с сайта http://www.obrian.ru/bio.htm)

Цикл о капитане Джеке Обри и докторе Стивене Мэтьюрине

На русском языке выпущены только первая, вторая и десятая книги серии.

  1. «Хозяин морей. Командир и штурман» (Master and Commander), (1970)
  2. «Капитан первого ранга» (Post Captain), (1972)
  3. HMS Surprise (1973)
  4. The Mauritius Command (1977)
  5. Desolation Island (1978)
  6. The Fortune of War (1979)
  7. The Surgeon’s Mate (1980)
  8. The Ionian Mission (1981)
  9. Treason’s Harbour (1983)
  10. «На краю земли» (The Far Side of the World) (1984)
  11. The Reverse of the Medal (1986)
  12. The Letter of Marque (1988)
  13. The Thirteen-Gun Salute (1989)
  14. The Nutmeg of Consolation (1991)
  15. Clarissa Oakes (1993) — (The Truelove)
  16. The Wine-Dark Sea (1993)
  17. The Commodore (1995)
  18. The Yellow Admiral (1996)
  19. The Hundred Days (1998)
  20. Blue at the Mizzen (1999)
  21. The Final Unfinished Voyage of Jack Aubrey (2004) — (21в США)

      Caesar (1930)

  • Hussein (1938)
  • Testimonies (1952) (Three Bear Witness)
  • The Catalans (1953) (The Frozen Flame)
  • The Road to Samarcand (1954)
  • The Golden Ocean (1956)
  • The Unknown Shore (1959)
  • Richard Temple (1962)
  • Beasts Royal (1934)
  • The Last Pool and Other Stories (1950)
  • The Walker and Other Stories (1955)
  • Lying in the Sun and Other Stories (1956)
  • The Chian Wine and Other Stories (1974)
  • Collected Short Stories (1994; The Rendezvous and Other Stories)
  • Men-of-War: Life in Nelson's Navy (1974).
  • Picasso (1976).
  • Joseph Banks: A Life (1987)


Первое послание Курбского Ивану Грозному

Средняя оценка: 8.5 (2 votes)
Полное имя автора: 
Андрей Михайлович Курбский
Информация о произведении
Полное название: 
Первое послание Курбского Ивану Грозному
Дата создания: 
1564
История создания: 

Первое послание Андрея Курбского Ивану Грозному было написано, очевидно, вскоре после побега «государева изменника» за рубеж, т. е. в мае 1564 г. Текст этого послания лаконичен и логичен, а стиль представляет замечательный образец стройной риторики, лишенный каких-либо конкретных деталей. В послании содержится решительный протест князя Андрея против начавшихся в России беззаконий, гонений и казней государственных и военных деятелей на пороге опричнины. Курбский выступает в данном письме не только в роли защитника всех опальных царя Ивана, но и в роли своеобразного пророка, обличающего царя в совершенных им законопреступлениях и кровопролитиях. Обличая лютую жестокость и непримиримую ненависть Ивана IV в отношении его подданных, жалуясь на лично перенесенные от царя многочисленные гонения и обиды, Курбский тем самым стремится оправдать свой «отъезд» к польскому королю Сигизмунду II Августу и главным образом, очевидно, не перед адресатом, а перед лицом общественного мнения.

Самые ранние списки Послания Курбского Ивану IV содержат текст первой редакции памятника. Наиболее ранний список Послания сохранился в составе сборника конца XVI — начала XVII в. из Основного собрания Российской национальной библиотеки (РНБ) под шифром Q. XVII, № 67 (сборник этот ранее находился в частном собрании известного московского коллекционера графа Ф. А. Толстого под номером 195). И хотя данный кодекс уже давно был известен отечественным ученым, имевшийся в его составе список Первого послания Курбского Ивану IV долгое время оставался не замеченным современными исследователями Переписки Ивана Грозного с Андреем Курбским. Этот список был выявлен в 1986 г. Б. Н. Морозовым, который осуществил изучение и публикацию данного списка. Исследователь установил, что внешние палеографические признаки и кодикологические данные позволяют датировать выявленный список, скорее всего, концом XVI в. Б. Н. Морозову удалось со временем установить и имя автора-составителя данного кодекса. Им оказался странствующий клирошанин инок Иона Соловецкий (20. XI. 1561 — первая треть XVII в.) (см.: Морозов Б. Н. 1) Первое послание Курбского Ивану Грозному в сборнике конца XVI — начала XVII в. // Археографический ежегодник за 1986 год. М., 1987. С. 277—288; 2) Первое послание Курбского Ивану Грозному в библиотеке странствующего монаха Ионы Соловецкого (к вопросу о распространении переписки в конце XVI — начале XVII в.) // Московская Русь (1359—1584): Культура и историческое самосознание. М., 1997. С. 475—494).

Все остальные самые ранние списки Послания, известные ныне исследователям, датируются 20—30-ми гг. XVII в. Дошли они как в составе так называемых «Печерских сборников», так и в виде отдельных списков вне «Печерских сборников».

Первая редакция Послания Курбского Ивану Грозному, согласно выводам современных исследователей Переписки, распадается на две группы, а внутри каждой группы — на виды и подвиды (см. об этом: Зимин А. А. Первое послание Курбского Ивану Грозному // ТОДРЛ. Т. 31. С. 176—201; Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. С. 251—292).

Наиболее ранний список Послания, введенный в научный оборот Б. Н. Морозовым, относится по имеющейся классификации ко второму подвиду второго вида первой редакции памятника и имеет особую текстологическую близость к двум спискам данного подвида — списку РГБ, собр. ОИДР, № 197, игравшему довольно существенную роль в построениях американского профессора Э. Кинана, считавшего его списком, наиболее близким по своему тексту к архетипу Послания, а также к списку РНБ, Основное собр., Q. IV, № 280. Вместе с тем новонайденный список Послания содержит ряд текстуальных особенностей, не находящих соответствия в других известных ранних списках этого памятника (см.: Морозов Б. Н. 1) Первое послание Курбского Ивану Грозному в сборнике... С. 284—287; 2) Первое послание Курбского Ивану Грозному в библиотеке... С. 485).

В русской рукописной традиции Первого послания Курбского Ивану Грозному существовали и другие редакции этого памятника (см. о них: 3имин A. А. Первое послание Курбского Ивану Грозному. С. 177—180; Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. С. 277—292; Морозов Б. Н. Особая редакция Первого послания Курбского Ивану Грозному // Архив русской истории. М., 1994. Вып. 5. С. 143—151).

Первое послание Курбского Ивану Грозному
(перевод)
Грамота Курбского царю государю из Литвы

Второе послание Курбского Ивану Грозному

Средняя оценка: 8 (2 votes)
Полное имя автора: 
Андрей Михайлович Курбский
Информация о произведении
Полное название: 
Второе послание Курбского Ивану Грозному
Дата создания: 
1564
История создания: 

Второе послание Андрея Курбского Ивану Грозному было написано в ответ на Первое царское послание, датированное 5 июля 1564 г. Второе послание не имеет точной датировки своего составления. По сведениям Курбского 1579 г., он уже «давно» написал ответ на «широковещательное и многошумящее» послание царя Ивана Грозного, но не мог своевременно отправить его «в царство Русское» из-за закрытия границы между Россией и Польско-Литовским государством во время Ливонской войны: лишь спустя много лет, в сентябре 1579 г., Курбский предпринял попытку отправить его вместе с ответом на Второе послание Ивана IV в Россию. Желая отправить свой давний ответ царю, Курбский, видимо, счел нужным дополнить старый текст упоминанием, что он первоначально хотел пространно ответить царю на его письмо от 5 июля 1564 г., но, так как он научился под старость «аттическому» языку, «удержах руку со тростию». В 1564 г. Курбскому было около 36 лет, и этот возраст нельзя связывать со «старостью». Естественно, что упоминаний о своей старости Курбский не мог делать и в ближайшие после бегства из Юрьева годы. Ясно, что мы имеем дело с позднейшей вставкой в текст, которую следует датировать временем по крайней мере не ранее начала 70-х гг. XVI в. Именно в это время Курбский активно занимался изучением латинского языка, которому обучился только «уже в сединах», т. е. под старость (РИБ, т. XXXI, стб. 416—417). Одновременно с латинским языком Курбский проходил длительный курс обучения «внешним наукам», совершенствуя свои филологические познания в области искусства слова. Учителем Курбского был выпускник Краковского университета бакалавр Амброжий, который закончил университет с этой степенью лишь в 1569 г. (см.: Auerbach I. 1) Andrej Michajlovi? Kurbskij. Leben in osteuropäischen Adelsgesellschaften des 16. Jahrhunderts. München, 1985. S. 136, 379, 380, 399—400; 2) Russische Intellektuelle im 16. Jahrhundert: Andrej Michailovi? Kurbskij und sein Kreis // Kurbskij A. M. Novyj Margarit: Historisch-kritische Ausgabe auf der Grundlage der Wolfenbütteler Handschrift / Hrsg. von I. Auerbach. Gissen, 1987. Bd 3. Lfg. 15. S. 17—18). Латинский язык, точнее, высокий стиль красноречия, основанный на латинской образованности, очевидно, и имел в виду Курбский, когда писал Ивану IV о том, что он знает язык аттический.

Во Втором послании Курбский обрушился с резкой критикой на «широковещательное и многошумящее» послание Ивана Грозного от 5 июля 1564 г., поскольку это противоречило риторическим правилам построения эпистолярного стиля — «краткословию» и «мерности». Данное мнение основывалось на убеждении князя Андрея в том, что риторика «учит з?ло красно и превосходне глаголати, ово вкратце многой разум замыкающе, ово пространне расширяюще, но и то под м?рами, не допущающе со велеречением много звягати» (см. наст. изд.). Курбский стыдит Ивана IV за то, что он отправил свое безобразное «писание» в чужие земли и осрамил себя тем самым перед учеными людьми, которые знают не только грамматику и риторику, но и диалектику с философией (см. об этом подробнее: Калугин В. В. Андрей Курбский и Иван Грозный (Теоретические взгляды и литературная техника древнерусского писателя). М., 1998. С. 218—225).

Второе послание Курбского Ивану IV в русской рукописной традиции сохранилось только в составе так называемых «сборников Курбского». Сведений о том, что оно попало к адресату и бытовало в рукописной традиции Речи Посполитой, нет.

Второе послание Андрея Курбского Ивану Грозному
(перевод)

История о великом князе Московском

Средняя оценка: 7.5 (2 votes)
Полное имя автора: 
Андрей Михайлович Курбский
Информация о произведении
Полное название: 
История о великом князе Московском
Дата создания: 
1573

Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев о произведении :

Курбский Андрей

Средняя оценка: 7.7 (3 votes)
Полное имя автора: 
Андрей Михайлович Курбский
Информация об авторе
Даты жизни: 
1528 - 1583
Язык творчества: 
русский
Страна: 
Россия, Польша
Биография: 

Курбский Андрей Михайлович – князь, боярин, воевода, выдающийся публицист своей эпохи, обличавший «неправды» Ивана IV Васильевича, первый русский диссидент.
А.М. Курбский происходил из рода князей Ярославских, потомков Владимира Мономаха. Получил блестящее по тому времени образование.
В 1540 - 1550-е гг. был близок к Ивану Грозному, занимал высшие административные и военные посты, входил в Избранную раду и наряду с А.Ф. Адашевым и Сильвестром являлся ближайшим советником царя. Участвовал в Казанском походе.
В 1530 г. был воеводой в Пронске. В 1552 г. – второй воевода в Рязани, затем – второй воевода полка правой руки под Каширой, откуда выступил к Туле против Девлет-Гирея, а после отступления татар присоединился к основному войску, шедшему к Камни, в той же должности.
В 1554 г. отправлен из Казани со сторожевым полком в карательный поход против луговых черемисов.
В 1556 г. ходил «по татарским вестем» из Коломны к Туле, а оттуда – на Каширу и оставался там некоторое время с полком правой руки вторым воеводой. Позже среди прочих бояр стоял в Серпухове «с царем и великим князем» и был отправлен воеводой к Камни в карательный поход на татар и черемисов. В 1557 г. послан в Калугу первым воеводой полка левой руки против татар, затем – в Каширу с полком правой руки вторым воеводой.
В 1558 г. – первый воевода в Туле.Зимой 1558-1559 гг. водил сторожевой полк в Ливонию.
В 1559 г. водил передовой полк к Сыренску, затем с тем же полком ходил к Новгородку и к Юрьеву, в марте назначен вторым воеводой в полк правой руки на случай появления на границе крымских татар. Потом служил в Калуге, откуда был направлен в Мценск первым воеводой. После падения правительства Избранной рады в 1560 г.
А.М. Курбский некоторое время еще сохранял свое влияние. Выступал против Ливонской войны и видел главную задачу внешней политики России в борьбе с Крымским ханством и Турцией. Однако был поставлен во главе русских войск в Прибалтике.
В 1562 г. руководил походом на Витебск и был разбит поляками под Невелем. Узнав о готовящейся над ним расправе, А.М. Курбский бежал в 1564 г. из Юрьева в Вольмар, предварительно договорившись с польским королем Сигизмундом II Августом. Получил за свой переход крупные земельные пожалования в Литве (Ковель) и на Волыни. Стал членом Королевской рады. А.М. Курбский принимал участие в операциях против русских войск, возглавляя одну из польских армий.На формирование мировоззрения А.М. Курбского большое влияние оказал Максим Грек. А.М. Курбский являлся широко просвещенным человеком. Он знал астрономию, риторику, историю, философию, иностранные языки. Находясь среди католиков, сохранил верность православной вере, вел идейную борьбу, как против ереси Феодосия Косого, так и против усилившегося давления католической церкви.
В 1564 г. А.М. Курбский направил Ивану Грозному послание с обвинением его в жестокости, установлении на Руси опричнины и деспотических форм правления. Были еще два послания, направленные в Россию в 1579 г., которые составляют часть переписки Курбского с царем. Кроме того, он написал «Историю о великом князе Московском» – политический памфлет, в котором выступил против усиления самодержавной власти. «История» содержит многочисленные сведения о политической жизни России во второй половине XVI в.: о восстании 1547 г. в Москве, взятии Казани, деятельности правительства Адашева, Ливонской войне и других событиях. Его сочинения являются ценным историческим источником и отличаются высокими литературными достоинствами.А.М. Курбский занимался также переводами с латинского языка на русский. Он осуществил перевод ряда сочинений прогрессивных в то время западных мыслителей, в том числе «Жития Иоанна Златоуста», составленного выдающимся гуманистом Эразмом Роттердамским.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Н.М. Золотухина о Князе Курбском : http://fershal.narod.ru/Memories/Texts/Kurbsky/Zolotukhina.htm
К.Ю. Ерусалимский "К вопросу об исторических представлениях Курбского"
Василий Калугин о Князе Курбском: http://krotov.info/libr_min/11_k/kal/ugin_2.html

"....Но вскоре татары перешли реку (она была мелка в том месте) и стали нас дожидаться на самом берегу, приготавливаясь к сражению, оделись в броню и натянули тетивы со стрелами.

Святой Филипп, митрополит Московский

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Георгий Петрович Федотов
Информация о произведении
Полное название: 
Святой Филипп, митрополит Московский
Дата создания: 
1928
История создания: 


Описание жизни митрополита Филиппа и его конфликта с Иваном IV ("Грозным"). Вся книга построена на анализе первоисточников и заметок современников митрополита.

Федотов Георгий

Средняя оценка: 7 (1 vote)
Полное имя автора: 
Георгий Петрович Федотов
Информация об авторе
Даты жизни: 
1886 - 1951
Язык творчества: 
русский
Страна: 
Россия, США
Творчество: 

Статья в НГ:
http://religion.ng.ru/history/2009-10-07/6_fedotov.html

Статьи и произведения в библиотеке Кротова:
http://www.krotov.info/library/21_f/fed/otov_00.html

В библиотеке "Вехи":
http://www.vehi.net/fedotov/

Статья Кара-Мурзы:

Письма читателей:
http://www.utoronto.ca/tsq/17/bychkov17.shtml

Биография: 

Родился в Саратове в семье чиновника, служившего при градоначальнике. Учился в гимназии в Воронеже, куда переехали его родители. В 1904—1905 годах учился в Петербургском технологическом институте. В 1905 г. был арестован в Саратове за участие в социал-демократическом кружке и выслан в Германию. Там, заинтересовавшись историей Средних Веков, в 1907—1908 годах он учился в Йенском университете на историческом факультете. После возвращения в Россию окончил в 1912 историко-филологический факультет Петербургского университета, где был учеником известного медиевиста И. М. Гревса. После этого Федотов стал приват-доцентом кафедры средних веков в Петербургском университете и при этом работал в отделе искусств Публичной библиотеки.

В 1918 г. Федотов вместе с А. А. Мейером организовал религиозно-философский кружок «Воскресение» и публиковался в журнале этого кружка «Свободные голоса». Он вернулся в Саратов и до 1924 года преподавал историю Средних веков в Саратовском университете. Федотов опубликовал ряд исследований, посвященных европейскому Средневековью: «„Письма“ Бл. Августина» (1911 г.), «Боги подземелья» (1923 г.), «Абеляр» (1924 г.), «Феодальный быт в хронике Ламберта Ардского» (1925). Работа Федотова о Данте была запрещена советской цензурой.

В 1925 г. Федотов получил разрешение поехать в Германию для изучения средних веков. На Родину он не вернулся. Он переехал во Францию, где с 1926 г. по 1940 г. был профессором Православного богословского института в Париже. Был близок к Н. А. Бердяеву и Е. Ю. Скобцовой (матери Марии). В 1931—1939 годах Федотов редактировал журнал «Новый град». В центре историко-культурных исследований Федотова в эмиграции оказывается преимущественно духовная культура средневековой Руси, он публикует работы «Св. Филипп Митрополит Московский» (1928 г.), «Святые Древней Руси» (1931), «Стихи духовные» (1935 г.)

В 1939 году профессора богословского института предъявили Федотову ультиматум: или уйти из института или перестать писать статьи на политические темы в газете «Новая Россия» и других печатных органах леволиберального направления. В защиту Федотова выступил Бердяев.

Вскоре после немецкой оккупации Франции в 1940 г. Федотов бежал в США, где с 1943 г. он был профессором Свято-Владимирской православной семинарии в Нью-Йорке. В США Федотов по-прежнему много сил отдавал публицистике. Его статьи по злободневным историко-политическим вопросам печатались в «Новом журнале». Среди них можно выделить большие статьи «Рождение свободы» (1944 г.), «Россия и свобода» (1945 г.), «Судьба империй» (1947 г.).

Одно из двух: или мы остаемся на внешне убедительной, «естественно-научной», точке зрения и тогда приходим к пессимистическому выводу. Земля — жизнь — человек — культура — свобода — такие ничтожные вещи, о которых и говорить не стоит. Возникшие из случайной игры стихий на одной из пылинок мироздания, они обречены исчезнуть без следа в космической ночи.

Или мы должны перевернуть все масштабы оценок и исходить не из количеств, а из качеств. Тогда человек, его дух и его культура становятся венцом и целью мироздания. Все бесчисленные галаксии существуют для того, чтобы произвести это чудо — свободное и разумное телесное существо, предназначенное к царственному господству над Вселенной.

Остается не разрешенной — практически уже не важная — загадка значения малых величин: отчего почти все ценностно-великое совершается в материально-малом? Интереснейшая проблема для философа, но мы ее можем оставить в стороне.

Свобода разделяет судьбу всего высокого и ценного в мире. Маленькая, политически раздробленная Греция дала миру науку, дала те формы мысли и художественного восприятия, которые, даже при сознании их ограниченности, до сих пор определяют миросозерцание сотен миллионов людей. Совсем уже крохотная Иудея дала миру величайшую или единственно истинную религию — не две, а одну, — которую исповедуют люди на всех континентах. Маленький остров за Ла-Маншем выработал систему политических учреждений, которая — будучи менее универсальной, чем христианство или наука — тем не менее господствует в трех частях света, а ныне победоносно борется со своими смертельными врагами.

— Из статьи "Рождение свободы"



Майкельсон и скорость света

Средняя оценка: 10 (1 vote)
Полное имя автора: 
Бернард Джефф, Bernard Jaffe
Информация о произведении
Полное название: 
Майкельсон и скорость света, Michelson and the Speed of Light
Дата создания: 
1960
История создания: 

Военно-морская обсерватория, где Майкельсон впервые измерил скорость света

Это биография первого американского ученого получившего Нобелевскую премию. Книга о человеке который проводя в течение многих лет измерения скорости света, в 1881 г. экспериментально доказал и в 1885–87 гг. (совместно с Э. У. Морли) подтвердил независимость скорости света от скорости движения Земли («опыт Майкельсона-Морли»). Опыт Майкельсона явился опровержением гипотезы о "мировом эфире".

Из предисловия члена-корреспондента РАН М.Д. Галанина :

"...Предлагаемая вниманию советских читателей книга американского популяризатора Б. Джеффа – это подробная и живо написанная биография Майкельсона. Из описания жизни Майкельсона, из приводимых автором подробностей, отдельных эпизодов и фактов складывается яркий и своеобразный облик ученого..."

Джефф Бернард

Средняя оценка: 9 (1 vote)
Полное имя автора: 
Бернард Джефф, Bernard Jaffe
Информация об авторе
Даты жизни: 
1896 - 1986
Язык творчества: 
английский
Страна: 
США
Биография: 


Родился 5 марта 1896 года в Нью-Йорке. Начальное образование получал дома. Далее обучался в Городском Колледже Нью-Йорка (1916) и Колумбийском Университете (1922). В 1918 служил в 108-ом пехотном полку 97 дивизии США во Франции и Бельгии. Дослужился до звания лейтенанта. Какое то время обучался в Газовой Школе Армии США расположенной в Лангре (Франция) )по направлению Газовая Война, но в действии подобной войны не видел.  В  сентябре 1918 года он принял участие в решающем наступлении на линию Гинденбурга. К образованию он вернулся только после того как был с почестями уволен из армии в резерв. 

После получения степени магистра он некоторое время работал в бизнес кругах, но затем в 1924 году начал свою карьеру как учитель химии в системе школьного образования Нью-Йорка. 

В 1926 году он издаёт свой справочник «Химические расчеты» , который пользуется большой популярность в системе образования. В 1947 году он переиздаётся. Десятилетием позже, когда он уже был назначен главой кафедры физики в средней школе Брашвика (Нью-Йорк) он издаёт учебник «Новый мир Химии» который стал также очень популярным и переиздавался в 1940 , 1942 и 1948 годах. При создании данного учебника он обширно использовал исторические материалы, фотографии известных химиков, подробное описание экспериментов, а также фотографии использования химических знаний в промышленности и на поле боя. Позже, в 1957 году,  он опубликовал книгу «Химия создаёт новый мир» которая популярно описывала роль химии в современной жизни общества. 

Его самой известной работой стала книга «Тигли: История химии от древней алхимии до ядерного деления» (1930) , сборник биографии алхимиков и  химиков от Парацельса до Кюри , Томсона и Мозли. Книга написанная общедоступным языком имела ошеломляющий успех , переиздавалась в 1942, 1949, 1957 и 1976 годах. Она получила премию Френсиса Бэкона за Популяризацию науки и была  вручена Джоном Дьюи

Российскому (Советскому) читателю Джефф известен по книге «Майкельсон и скорость света» переведённой и изданной в 1963 году Издательством иностранной литературы. 

Так же Бернард писал множество научных статей ,обзоров и рецензий на книги в таких изданиях как Нью-Йорк Таймс (New York Times), Геральд трибюн (Herald Tribune), Новая республика ( New Republic), Суботний обзор Литературы (Saturday Review of Literature), «Журнал химического образования». 

Бернард Джефф скончался 20 ноября 1986 года.

Некролог в Нью Йорк Таймс (анг.) http://www.nytimes.com/1986/11/22/obituaries/bernard-jaffe.html


Записка о чистой науке

Средняя оценка: 7.3 (3 votes)
Полное имя автора: 
Капица Пётр Леонидович
Информация о публикации
Название публикации: 
Записка о чистой науке
Выходные данные: 
Передана зам. Председателя Совнаркома СССР В.И. Межлауку в начале марта 1935 г.

ВВЕДЕНИЕ

В академической среде часто приходится слышать о том, что развитие чистой научной мысли должно совершаться в стороне от запросов жизни.

Капица Пётр

Средняя оценка: 8.7 (3 votes)
Полное имя автора: 
Капица Пётр Леонидович
Информация об учёном
Даты жизни: 
1894 - 1984
Научная биография: 


Родился 26 июня (8 июля) 1894 в Кронштадте. Отец — Леонид Петрович Капица (1864—1919), генерал-майор инженерного корпуса (в советское время про отца писали, что он военный инженер). Мать — Ольга Иеронимовна  (1866—1937), педагог, специалист по детской литературе и фольклору, дочь Иеронима Ивановича Стебницкого
             Летом 1909  Капица путешествовал по Европе, год учился в гимназии,   в 1912  закончил Кронштадтское реальное училище  и поступил на электромеханический факультет Петербургского политехнического института.  Привлечен профессором (будущим академиком ) А. Ф. Иоффе  к научным исследованиям на его кафедре.
Летом 1913 года путешествовал с братом Леонидом, студентом географического факультета Петербургского университета, по Архангельску, Соловецким островам, побережье Баренцева моря. Там они изучали антропологию и этнографию поморов, а также производство рыбьего жира. В 1914 провел летние каникулы в Шотландии, где жил в семье предпринимателя-кораблестроителя Т. Миллара (Глазго), из-за начавшейся первой мировой войны смог вернуться в Россию лишь в конце года. В январе-марте 1915 работал водителем санитарного автомобиля и ответственным за ремонт машин добровольного санитарного отряда Союза городов в районе боевых действий юго-западнее Варшавы. В апреле возвращается в Петроград.
8 июня (26 мая) 1916 выезжает в Китай за своей невестой Надеждой Черносвитовой, дочерью политика-кадета Кирилла Черносвитова, жившей тогда в  семье  брата, сотрудника Русско-Азиатского банка. 24 июля (6 августе) они  женятся в имении отца невесты "Приютное" в Ярославской губернии.  В том же  1916  в «Журнале русского физико-химического общества» Капица публикует свои первые научные работы «Инерция электронов в амперовых молекулярных токах»  и «Приготовление волластоновских нитей». Летом 1917 проходит  производственную практику под руководством профессора (будущего академика) Л. И. Мандельштама в радиотелеграфном отделении петроградского завода концерна "Сименс и Гальске". Директором завода  тогда был Л.Б. Красин. Капица и СеменовВ сентябре 1918   закончил политех,  получил звание инженер-электрика.    Остался  работать на кафедре А. Ф. Иофее, занимается преподаванием, работал сотрудником только что организованного Государственного физико-технического института.  
Затем  в семье произошло несколько  трагедий - 3 сентября расстреляли тестя К. К. Черносвитова, а зимой 1919-1920 от испанки  умерли жена, отец и двое детей Петра Леонидовича  – 3-летний Иероним и  новорожденная дочь Надежда.  Капица очень тяжело переживает утрату, Иоффе уговаривает его уехать из России, но только после помощи Максима Горького   22 мая 1921  Капица  оказывается в Англии в качестве члена комиссии Российской академии наук, направленной в страны Западной Европы для восстановления научных связей, порушенных войной и революцией, и приобретения приборов и научной литературы.  
  12 июля он встречает Э. Резерфорда (Нобелевского лауреата 1908 года) и  22 июля начинает работать у него в  Кавендишской  лаборатории в  Кембриджском университете.  
Рассказывают, что Резерфорд поначалу Петру Леонидовичу отказал, так как лаборатория, по его словам, была переполнена сотрудниками. Тогда Капица спросил мэтра, к какой точности тот стремится в своих экспериментах. "Допустима 3-х процентная погрешность", - ответил Резерфорд. "Ага, - сказал Петр, у Вас примерно 30 человек, так, что если Вы меня  возьмете, то даже   не  заметете, так как я укладываюсь в ошибку эксперимента ". Позже Резерфорд говорил, что не помнит, что заставило его принять Капицу, но  он " очень рад, что это сделал".  Они стали друзьями и именно Капица придумал Резерфорду прозвище – назвал его крокодидом (смотри "Физики шутят").
В Кембридже  выполнил исследования  альфа- и  бета-излучения, создал метод получения сильных магнитных полей, в ходе молодой Капица с трубкойработы заинтересовался низкотемпературной физикой. В 1922 г. основал в Кембридже научный семинар, названный позже "Клубом Капицы", в 1923  году получил степень Ph. D в Кембриджском университете.  Его  установки в значительной мере совершают техническую  революцию  в экспериментальной физики.  В 1925  (по другим источникам 1924) Капица  назначен заместителем директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям. В  1925 был избран членом совета Тринити-колледжа,  в 1926  возглавил собственную Магнитную лабораторию. В 1928 году вместе с Р. Г. Фаулером  (eng) основал Международную серию монографий по физике (изд. «Кларендон пресс» Оксфордского университета) и был одним из её главных редакторов до 1950 г. В 1930 г было начато строительство мощной лаборатории на средства, завещанные химиком и промышленником Людвигом Мондом. Эта лаборатория была специально создана для проведения работ под  руководством Капицы и  торжественно открыта 3 февраля 1933 - на открытие приехал премьер-министр Стэнли Болдуин
    Капица с женой в Англии В это  время  налаживается личная жизнь – в 1927  Капица женится на Анне  Алексеевне Крыловой (1903-1996), дочери академика  А. Н. Крылова . В 1919  после того как оба её брата, офицера Белой армии были убиты, Анна вместе с матерью эмигрировала из России.  В 1928 у них рождается сын Сергей, в 1931  - Андрей.   
     С 1926 г. Капица часто приезжал в СССР и беспрепятственно возвращался в Англию. В Кремле его считали советским ученым, находившимся в "длительной заграничной командировке", в 1928 г. Академия наук СССР присвоила ему ученую степень доктора физико-математических наук, а  в  избрала его  членом-корреспондентом, в 1929 году он  так же  стал консультантом УФТИ в Харькове.  В 1929 году, Капица около двух недель провел в Харькове,  в  1932 и 1933 гг. он опять побывал в Москве, Ленинграде и Харькове.  Ситуация изменилась, когда 1 сентября 1934 г. Петр Леонидович вновь приехал в СССР вместе с супругой  для участия в Менделеевском съезде. 16 сентября  Капице  был запрещен выезд из СССР,  однако в Великобританию  к детям отпустили Анну Алексеевну. Через некоторое время пребывания в СССР, исчерпав все свои каналы и протестные возможности, в изоляции, под угрозой репрессий,  Капица стал склоняться к возможности продолжить в СССР занятие наукой.  Академики Крылов и Семенов (Нобелевский лауреат 1956 года по химии) убеждали в необходимости начать научную работу,  потребовав при этом достойные условия. Капица еще пытался пойти на хитрость, согласившись работать, но, сообщив, что ему необходимо на некоторое время съездить в Англию для перевода своей лаборатории в Москву, но ничего не получилось. Затем он отказался от  продолжения работы по специальности, собираясь  пойти к И. П. Павлову    (Нобелевскому  лауреату 1904 года по физиологии и медицине), заниматься физиологией мышц. 
      В это  время ученый писал жене: "...Жизнь изумительно пуста сейчас у меня. Другой раз у меня кулаки сжимаются, и я готов рвать на себе волосы и беситься. С моими приборами, на моих идеях в моей лаборатории другие живут и работают, а я здесь один сижу, и для чего это нужно, я не понимаю. Мне кажется подчас, что я схожу с ума". 
22 декабря вопрос о Капице был поставлен на Политбюро ЦК ВКП(б). Принятое постановление предусматривало создание академического Института физических проблем в Москве, утверждение Капицы директором этого института, завершение строительства к сентябрю 1935 г. зданий института с лабораториями, оснащенными самым современным оборудованием, Капице предоставлялось право самому укомплектовать институт квалифицированными кадрами и распоряжаться выделенными финансовыми средствами вне контроля со стороны вышестоящих органов. Постановление предусматривало создание для Капицы максимально благоприятных материальных услови. 
     Превращение ученого  в "персону грата" отнюдь не означало моментального преодоления бюрократических рогаток в обращении с ученым. 11 марта 1935 г. он писал жене в Англию: "Никто не может здесь поверить, что все, что я хочу, - это просто хорошего, доверчивого отношения к себе. Никто не может поверить, что я действительно хочу помочь в организации науки. Трагедия моего положения, что [уже] три месяца, как я хочу заставить людей понять, чего я хочу, и до сих пор ко мне недоверчиво-снисходительное отношение. Я чувствую себя каким-то Дон Кихотом. Я заступаюсь за какую-то Дульцинею Науку, и все надо мною потешаются".
  В это время история с невозвращением Капицы привлекла мировую общественность. Первое зарубежное сообщение о задержании Петра Леонидовича  появилось в русской газете "Последние новости" (Париж) 9 марта 1935 г, но настоящая буря разыгралась после того как 24 апреля 1935 лондонская "News Cronicle" в утреннем выпуске опубликовала под заголовком "Кембридж в шоке от Советов" беседу с Резерфордом. В вечерних выпусках 70 газет Великобритании опубликовали в этот день отклики на беседу. 25 апреля комментарии появились во всей западной печати под заголовками "Россия задерживает профессора; Англия теряет большого ученого", "Исчезнувший профессор", "Потеря для науки в Кембридже" и т. п. 26 апреля Резерфорд обратился с письмом в лондонскую "Times", опубликованным 29 апреля под заголовком "Задержание в России. Потрясение для научного мира". Парадоксальным образом именно слова Резерфорда об интернациональности науки привели к тому, что Сенат Кембриджского университета принял  в ноябре по предложению Резерфорда, о согласии на продажу для института Капицы (именно так было сказано в решении) научного оборудования Мондовской лаборатории, а в начале 1936 г. было завершено строительство Института физических проблем.  Капица вынужден был примириться с пребыванием в "золотой клетке". В январе 1936 г. из Великобритании возвратилась его супруга с сыновьями. 
  продолжение здесь  

Академик, который сам научно не работает - больше не ученый.

История одного интервью

Средняя оценка: 7.7 (3 votes)
Полное имя автора: 
Эдуард Павлович Кругляков
Информация о публикации
Название публикации: 
История одного интервью
Выходные данные: 
Опубликовано в Литературной газете от 16-22 мая 2001 года.

Не раз доводилось мне давать интервью самым разным изданиям, как нашим, так и зарубежным. Естественно, что при их записи и расшифровке неизбежны неточности.

Двойная спираль, Воспоминания об открытии структуры ДНК

Средняя оценка: 10 (1 vote)
Полное имя автора: 
Джеймс Дьюи Уотсон, James Dewey Watson
Информация о произведении
Полное название: 
Двойная спираль, The Double Helix: A Personal Account of the Discovery of the Structure of DNA
Дата создания: 
1968
История создания: 

   Фотография 51

 Литературное произведение Дж. Уотсона создало вокруг имени автора не меньший ореол известности, чем само научное открытие, историю которого "Двойная спираль" описывает и которое, как все знают, принесло Уотсону совместно с двумя другими учеными высшую международную научную награду - Нобелевскую премию. Нет сомнения, что не было другой книги из сферы науки, которая получила бы столько откликов почти во всех наиболее распространенных научных журналах и стала бы предметом столь же живого (и часто не очень здорового) интереса со стороны гораздо более широкого круга читателей, чем это обычно имеет место.

         Мне довелось видеть, как в регулярно публикуемых газетой "Нью-Йорк геральд трибюн" перечнях десяти названий книг, пользовавшихся на протяжении истекшей недели наибольшим спросом покупателей, снова и снова фигурировало заглавие книги Уотсона. Невиданное дело - книга о науке оказалась бестселлером наряду с последней книжкой Агаты Кристи или Сименона. Оснований для такой необычайной популярности немало. В наши дни даже школьник-старшеклассник либо далекий от науки рядовой читатель газеты или еженедельного журнала уже что-то слышал о генетическом коде и об открытии "вещества наследственности" - пресловутой ДНК с ее своеобразным строением в виде двух нитей, закрученных одна вокруг другой в "двойную спираль". Довольно заманчиво узнать из уст автора этого открытия о том, как оно было сделано. Но, конечно, одной такой научной любознательности недостаточно, чтобы сделать книгу бестселлером. Большую роль сыграла та атмосфера литературного "скандала", которая сложилась вокруг произведения Уотсона еще даже до его фактического выпуска в свет и все шире распространялась после появления книги.

         Причина этого лежит в двойственности материала, из которого построена книга. Уже в самом ее названии эта двойственность аллегорически отражена. Туже, чем две нити в молекуле ДНК, закручиваются в повествовании две ведущие темы. Одна из них - собственно научная, описание этапов выдающегося научного открытия. Вторая тема - это материал типа "домашней хроники", где "домом" является жизнь научного коллектива и даже шире - мирового сообщества ученых, в котором стираются границы городов, стран, континентов. На страницах книги спиралью свиваются шаги научного поиска и человеческие отношения; характеристика химической структуры макромолекул и оценка (до чего субъективная!) характеров действующих лиц; движущая сила научной интуиции и - побуждения далеко не возвышенного свойства. Поскольку вторая тема затрагивала не мудреные химические представления, а касалась черт человеческой натуры, близко знакомых всякому и притом относившихся не к вымышленным героям, а к реальным лицам, то не удивительно, что именно эта сторона книги явилась приманкой для широкого читателя, придала ей характер сенсационности. Прямота суждений автора, его большая искренность (порой, правда, граничащая с цинизмом), живость языка, скульптурная выпуклость образов (нередко с элементом гротеска или, в лучшем случае, дружеского шаржа) и в особенности его полная беспощадность по отношению к самому себе (по меткому замечанию Андрэ Львова, автора одной из по-настоящему блистательных рецензий на книгу Уотсона, последний "произвел над собой судебно-медицинское вскрытие") - все это служит достаточным основанием, чтобы отнестись снисходительно к рискованным и далеко не всегда необходимым экскурсам личного характера. Уотсон в этой части своей книги словно задался целью приложить к себе и к окружающим его собратьям-ученым старый афоризм: "Homo sum et nihil humanum a me alienum esse puto" - "Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо". Мы помним, что у Достоевского черт в беседе с Иваном Карамазовым меняет форму этого изречения, подставляя слово "сатана" вместо слова "человек". Новая форма была бы уместна и для характеристики позиции Уотсона: "Мы ученые, и ничто человеческое нам не чуждо".

         Научно-познавательная ценность книги Уотсона далеко перевешивает те ее стороны, за которые автору пришлось выслушать немало упреков, рассеянных в многочисленных рецензиях и откликах на книгу. Надо сказать, что общая оценка книги, за отдельными исключениями, была в высшей степени положительной. Лучшим свидетельством этому служит предисловие сэра Лоуренса Брэгга, директора Кавендишской лаборатории, где разыгрывались описываемые в книге события. Кстати, он фигурирует в числе персонажей книги.

         Для серьезного читателя - а совершенно очевидно, что именно на него и рассчитана в конечном счете книга Уотсона, - "Двойная спираль" вне всякого сомнения представляет незаурядный интерес. Едва ли нужно что-либо добавить к той оценке, которую дал этой книге непревзойденный бытописатель жизни научных кругов Англии Чарльз Сноу: "В литературе не найти произведения, которое лучше дало бы ощущение того, как совершается подлинное научное творчество. Книга раскрывает целый новый мир для широкого читателя, не принадлежащего к среде ученых". Но совершенно ясно, что с особенным интересом и пользой книга Уотсона будет прочитана теми, кто по своему призванию и роду деятельности соприкасается с наукой, людьми разных специальностей и разных поколений.

Академик В. А. Энгельгардт


Уотсон Джеймс

Средняя оценка: 10 (1 vote)
Полное имя автора: 
Джеймс Дьюи Уотсон, James Dewey Watson
Информация об авторе
Даты жизни: 
1928
Язык творчества: 
английский
Страна: 
США
Биография: 

Американский биолог. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1962 г. — совместно с Фрэнсисом Криком и Морисом Х. Ф. Уилкинсом за открытие структуры молекулы ДНК.

С детства, благодаря отцу, Джеймс был зачарован наблюдениями за жизнью птиц. В возрасте 12 лет Уотсон участвовал в популярной радиовикторине Quiz Kids для интеллектуальных молодых людей. Благодаря либеральной политике Роберта Хатчинса он поступил в колледж в возрасте 15 лет. Прочитав книгу Эрвина Шрёдингера «Что такое жизнь с точки зрения физики?» Уотсон изменил свои профессиональные интересы с изучения орнитологии на изучение генетики. В 1947 году получил степень бакалавра зоологии в университете Чикаго.

В 1951 году поступил в Кавендишскую лабораторию Кембриджского университета, где изучал структуру белков. Там познакомился с физиком Фрэнсисом Криком, который интересовался биологией.

В 1952 году Уотсон и Крик стали работать над моделированием структуры ДНК. Используя Правила Чаргаффа и рентгенограммы Розалинды Франклин и Мориса Уилкинса построили двухспиральную модель. В момент открытия Уотсону было 25 лет.

Результаты работы опубликовали в апреле 1953 года в журнале Nature.

25 лет руководил научным институтом Колд Спринг Харбор, где вел исследования генетики рака.

С 1989 года — организатор и руководитель проекта «Геном человека» по расшифровке последовательности человеческой ДНК, в это же время возглавляет секретный проект «Фауст» 

В 2007 году высказался в пользу того, что представители разных рас имеют различные интеллектуальные способности, что обусловлено генетически. В связи с нарушением политкорректности от него потребовали публичных извинений, а в октябре 2007 года Уотсон официально ушел с поста руководителя лаборатории, где он работал. Вместе с тем он продолжает руководить исследованиями в той же лаборатории.

По сообщению издания «Индепендент», исследование ДНК самого Джеймса Уотсона обнаружило высокую концентрацию африканских и, в меньшей мере, азиатских генов. Позже выяснилось, что анализ базировался на ошибочной версии генома.

Подробная статья описывающая ситуацию вокруг нашумевших высказываний Уотсона:

http://www.russ.ru/pole/Narod-protiv-Dzhejmsa-Uotsona

Реакция СМИ на высказываение Уотсона 2007 года:

http://news.bbc.co.uk/hi/russian/sci/tech/newsid_7050000/7050286.stm
http://lenta.ru/news/2007/10/25/watson/
http://lenta.ru/news/2007/10/17/dna/
 

Человек который разгадал секрет жизни.

Я считаю позорным

Средняя оценка: 7.5 (6 votes)
Полное имя автора: 
Ориана Фаллачи, Oriana Fallaci
Информация о публикации
Название публикации: 
Я считаю позорным
Выходные данные: 
Заявление итальянской журналистки Орианы Фаллачи Об антисемитизме опубликованное 18 апреля 2002 года в журнале Panorama

Ориана Фаллачи: "Я СЧИТАЮ ПОЗОРНЫМ"

Ленты новостей