Буря и Натиск

Шиллер Фридрих

Средняя оценка: 8 (1 vote)
Полное имя автора: 
Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер, Johann Christoph Friedrich von Schiller
Информация об авторе
Даты жизни: 
1759 - 1805
Язык творчества: 
немецкий
Страна: 
Германия
Творчество: 

Тексты:

в библиотеке Мошкова;
в Викитеке;
Вильгельм Телль, Мария Стюарт -  в Библиотеке драматургии;
тексты в библиотеке Либрусек;
Коварство и любовь - в Библиотеке классической литературы;
Коварство и любовь - текст + история создания;
Коварство и любовь
-  на немецком языке (Cabale und Liebe);
Орлеанская дева в переводе В. А. Жуковского;
Разбойники - в Библиотеке классической литературы;
несколько стихотворений;
стихотворения Шиллера на сайте "Мировая поэзия";
стихотворения Шиллера на сайте "Поэзия XIX-XX веков";
стихотворение "Кассандра" в переводе Жуковского.

Статьи и материалы:

Быть может, важнее этих литературных непосредственных объяснений в любви Шиллеру высказывания русских писателей о значении для них Шиллера. Декабрист Тургенев называет Шиллера «моим поэтом», Достоевский «нашим поэтом», Белинский «нашим национальным поэтом».
И это не только случайно брошенные слова. Это, как у Белинского, так и у Достоевского, живые чувства и обоснованные мнения. «Благодаря переводам Жуковского, — пишет Белинский, — Шиллер стал ближе России, чем многие русские авторы. Читая Шиллера на русском языке, мы ощущаем его своим национальным поэтом». Так же думает и Достоевский. По его мнению, Шиллер был предназначен стать «не только большим немецким поэтом, но одним из величайших русских. Он вошел в плоть и в кровь нашего общества, он нас воспитал и оказал на нас большое влияние».
Такое увлечение Шиллером было бы труднообъяснимо, если бы оно относилось к популярному в Германии патетическому поэту-идеалисту. Но в том-то и дело, что между популярным в Германии поэтом и русским Шиллером — большая разница. Своего Шиллера Россия, конечно, не просто выдумала. Она лишь раскрыла и подчеркнула в нем черты, не замеченные Германией, и отодвинула на второй план того Шиллера, которого Ницше обругал «моралистическим трубачом». Как это ни странно, но полюбившийся России Шиллер, Шиллер-христианин, был впервые вскрыт Гете. В разговорах с Эккерманом встречается весьма неожиданное понимание Шиллера как «святоподобного человека, устремленного ко Христу». Для того чтобы увидеть этого религиозно устремленного Шиллера, России надо было совлечь с него его рационалистическое кантианство и его враждебность к евангельскому откровению. Глубокой полемики против немецкого Шиллера в русской литературе нет. Обрусение поэта произошло как-то само собой: простым перенесением ударения на не замеченные в Германии стороны и подчеркиванием других сторон.
/Ф. Степун/

______________________

Этот дух ищет возможности опереться на призрак прошлого. [...] Мы увидим ниже, что об этом старался и Шиллер. Свою основную мысль он при этом высказывает следующими словами, которые также резюмируют и все вышесказанное: "Пусть благодетельное божество своевременно отторгнет младенца от груди матери, дабы вскормить его молоком лучших времен, и даст дозреть до совершеннолетия под дальним греческим небом. И после того, как он станет мужем, пусть он, в образе чужого, вернется в свое столетие; но не для того, чтобы прельщать его своим появлением, а ради того, чтобы, подобно сыну Агамемнона, очистить его".
Трудно было бы яснее высказать потребность человека опереться на греческий образец. Однако в этом сжатом формулировании мы видим также и ограничение, которое принуждает Шиллера в последующем существенно расширить свою мысль. "Содержание он, конечно, заимствует из современности, - продолжает Шиллер, - но форму - из более благородного времени, да, он возьмет ее и вне всякого времени из безусловного, неизменного единства своего существа". Вероятно, Шиллер ясно сознавал необходимость уйти еще дальше вспять, окунуться в изначальные времена божественного героизма, когда люди были еще полубогами. Поэтому Шиллер продолжает: "Здесь, из чистого эфира его демонической природы, льется источник красоты, не зараженный испорченностью людей и времен, которые кружатся глубоко под ним в мутном водовороте". Мы присутствуем при возникновении прекрасного миража золотого века, когда люди были богами и наслаждались созерцанием вечной красоты. Но тут Шиллер-поэт залетает вперед, оставляя мыслителя далеко позади. Несколькими страницами дальше мыслитель снова выступает на первый план: "Действительно, следует призадуматься над тем, что мы видим упадок человечества во все эпохи истории, в которых процветали искусства и господствовал вкус, и не можем привести ни одного примера, когда у народа высокая степень и большое распространение эстетической культуры шли бы рука об руку с политическою свободою и гражданскою доблестью, когда красота нравов уживалась бы с добронравием, а внешний лоск обращения - с истиною".
/К. Г. Юнг. Психологические типы/


Шиллер и Гете (Иоганн Готфрид Шадов, Адольф Мюллер)

Зримые образы:

Галерея изображений;
в Викитеке;
Александр Бенитцкий (1780 - 1809). Кончина Шиллера;
Франц Герхард Кюгельген. Портрет Фридриха Шиллера (1808-1809);
Иоганн Готфрид Шадов. Гете и Шиллер, занятые беседой;
Адольф Мюллер. Шиллер, братья Гумбольдт и Гете в Йене;
Памятник в Дрездене;
Эскизы к постановкам Шиллера в РГАЛИ.


Биография: 

Одно из самых ярких светил европейского романтизма, оставившее в тени своего пылания некоторые, гораздо более крупные, фигуры.

Ленты новостей